ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 351. Читать онлайн

ники, навсегда связав свою судьбу с ЛОИИ (ныне СПб ФИРИ). Правда, моему учителю пришлось преодолеть упор. нейшее сопротивление М. В. Вяткина, который предпринял ряд хитроумнейших уловок с целью помешать этому. Когда возникла угроза благополучной реализации задуманного Б. А. Романовым, он с горечью писал: «Намерение дать мне аспиранта, выраженное Е. М. [Жуковым], очень меня тронуло. Но это не меняет дела. С 1950 r. я готовил человека в науку, почти до конца довел дело до печатабельной диссертации — и все для того, чтобы и ero и мой труд выбросить в корзинку. Я не рассчитываю прожить еще 6 лет, чтобы повторить аналогичную работу, да еще с риском такого же выброса. Выращивание научного работника — это не изготовление бифштекса с вымачиванием ero в уксусе» (А. А. Фурсенко. 18 сентября 1956 r.).

Б. А. Романов скончался всего через полгода после моего зачисления в аспирантуру. Б. В. Ананьич и я лишились ero научного руководства и столь необходимой опеки. Наш учитель тяжело болел и предполагал, что не сможет довести всех своих учеников до кандидатской степени. Одному из них он писал в этой связи 15 марта 1956 r. «Мне достаточно Вашего признания, что кое-чему научились у меня (профессиональному) <...> Плавать научились? Выплывите1».

И действительно, Б. В. Ананьич и я защитили свои кандидатские диссертации в первой половине 1961 r. Впрочем, сам Б. А. Романов считал диссертации не самоцелью, а побочным продуктом исследовательской работы. Поэтому он стремился прежде всего продвигать в печать статьи и книги своих учеников. Б. А. Романов писал по поводу лежавшей в редакционном портфеле журнала статьи одного из них: «Я придаю большое значение этому вопросу — опубликование ero работы до конца. Это вечное, остальное преходяще» (А. А. Фурсенко. 18 сентября 1956 r.).

В общей форме свое отношение к ближайшим ученикам Б. А. Романов выразил в двух письмах, отличающихся особым чувством: «Сердечно благодарю за трогательную телеграмму (поздравление с днем рождения. — В. П.), поспевшую в ту самую минуту, когда вся моя дружина учеников только-только успела усесться за стол <...> Этот день уже который год отмечается сбором всего моего потомства — и это счастливейший для меня день в году, когда я могу на смотру отмечать себе поступательные признаки роста моих молодцов. На этот раз один из них (А. А. Фурсенко. — В. П.) закончил корректуру и ждет „сверку" своей книги <...>, другой (Н. Е. Носов. — В. П.) неделю назад отправил на утверждез4а

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 351. Читать онлайн