ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 406. Читать онлайн

и конкретно-исторической работы, сферы, в которых он по. стоянно наталкиваегся практически на вопрос о „наследии", то есть о его использовании в текущей работе. Если при. знать такое пожелание читателя подобного доклада законным, то мне кажется абсолютно необходимым ввести в текст его, как первый вопрос, вопрос о реальном вкладе в это на. следие, сделанном работами Ключевского, действительно премьера охваченной докладом группы научных работников буржуазной историографии — и сделать это (если потребует. ся) за счет сокращения материала о Лаппо-Данилевском, зна. чение которого как в области методологии, так и в области конкретно-исторической работы сильно преувеличено в до. кладе».

В этих высказываниях обращает на себя внимание резко критическое отношение к научному наследию (но не к лич. ности!) А. С. Лаппо-Данилевского. Однако неверно было бы противопоставлять их прочувствованным речам Б. А. Рома. нова об ученом (в 1915 г. — по случаю 25-летия его научно. литературной деятельности и в 1919 г. — посвященной ero памяти). Во-первых, следует принять во внимание обстоя. тельства, при которых они были произнесены, во-вторых же, он и тогда уклонился от характеристики трудов этого уче. ного, сосредоточившись на преподавательской его деятель. ности и на воссоздании этических принципов, присущих А. С. Лаппо-Данилевскому — человеку вообще и педагогу в частности. Несомненно, Б. А. Романов, осознававший свою принадлежность к той ветви петербургской исторической школы, которую олицетворяли С. Ф. Платонов и особенно А. Е. Пресняков (вовсе относивший ero к иной школе), все с большими сомнениями относился к методологическим шту. дням А. С. Лаппо-Данилевского, особенно в связи с ощути. мым разрывом между теоретическими установками и иХ практической реализацией в ero собственных трудах.

Б. А. Романова беспокоило то, что резкие, но вздорные нападки на наследие А. А. Шахматова ведут к деградацив летописного источниковедения и, как следствие этого, — я застою в издании летописей. «Отправляя Насонова в Мос. кву, — писал Б. А. Романов 14 апреля 1956 г. Е. Н. Куше. вой, — жестоко насел на него с упреками на замораживание летописных дел (он говорит: из-за Тихомирова). Помешались на выдохшихся академиках. Но зачем же погибать науке?».

С другой стороны, его вдохновляли успехи московски» коллег. Так, 1 декабря !953 r. Б. А. Романов писа~ Е. Н. Кушевой: «...такая радость для меня Ваше письмо! Во. первых, что <...> командируетесь в Ленинград <...> Во-вто.

403

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 406. Читать онлайн