ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 277. Читать онлайн

етым, рядовым людям, вынесшим на своих плечах тяготы войны, было столь вызывающе прозрачным, что присутствовавшие на чествовании встретили эти слова Б. А. Романова в мертвой тишине. Хорошо помню, что я, тогда первокурсник, проучившийся в просеминаре Б. А. Романова всего один семестр, был потрясен происходящим. Хотя речь ero изобиловала эвфемизмами, даже мне было ясно, что он коснулся, в частности, запретной темы — дал понять, что был репрессирован по политическим мотивам.

Сам же Б. А Романов в письме Е. Н. Кушевой от 28 февраля 1949 г. так рассказывал об этом юбилейном заседании: «Прошло двое суток после того, как я в течение трех часов побыл под неумолимыми колесами какой-то псих- машины. Она была представлена преимущественно студентами. И вот я и сегодня еще нет-нет да плачу настоящими слезами. Откуда они? Должно быть, это болезнь. 26-ro я еще кое-как, с помощью остатков юмора, управлял собой, а теперь и управляемости нет <...> Мне трудно было бы рассказать Вам, что было 26-ro. Я так был озабочен, чтобы держаться и не развалиться, что далеко не все и, вероятно, не по-настоящему мог понять и уловить (и запомнить). Понимаю только, что я не вполне отдавал себе отчет, как глубоко я отравлен страстью к нашей молодежи. Но и с ее стороны я не ожидал такого взрыва».

Последствия этого юбилейного заседания и речи на нем Б. А. Романова не замедлили сказаться. Правда, первоначально газета «Ленинградский университет» опубликовала вполне доброжелательную информацию о нем. В заметке отмечалось, что «с приветствиями юбиляру выступили профессор Артамонов, представители Института истории АН СССР, Публичной библиотеки и многие другие». Более того, согласно этой информации, «все выступавшие отметили высокие качества Б. А. Романова как подлинного советского историка, ero умение преподать студентам положения марксизма-ленинизма, облекая их в плоть и кровь фактов»." Сам Б. А. Романов вскоре вынужден был лечь в больницу из-за непроходимости сосудов ноги: сказалось постоянное и интенсивное курение. Не исключалась и возможность ампутации. Именно в это время в комитете по Сталинским премиям решался вопрос о ее присуждении ряду ученых, в том числе Б. А. Романову — за книгу «Очерки дипломатической истории русско-японской войны». 6 марта член этого комитета Е. В. Тарле сообщал А. Д. Люблинской: «Целыми днями сижу в Сталинском комитете по премиям <...> Б. А. Романову — вторая степень». 26 марта Е. В. Тарле возвращается

272

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 277. Читать онлайн