ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 28. Читать онлайн

Б. А. Романов остался в стороне от студенческих волнений !906 г. Но в 1908 r. они возобновились. По мере того, как студенты съезжались после летних каникул, становилось ясно, что сходки неизбежны, и возникла угроза студенческих забастовок. 13 января состоялось разрешенное четырехтысячное собрание студентов, которое в резолюции, направленной Совету университета, потребовало отменить запрет министра народного просвещения от 3 мая 1908 r. функционирования собрания факультетских старост; обеспечить свободу науки и образования, восстановить полную свободу студенческих собраний, организаций и их представительства; допустить женщин к университетскому образованию, а также всех лиц, окончивших средние учебные заведения (реальные училища, семинарии, коммерческие училища, корпуса); отменить процентную норму для евреев; отменить требование предоставлять свидетельства о политической благонадежности для приема в университет."

Ответ Совета университета, заседание которого состоялось уже на следующий день, 14 сентября 1908 r., был выдержан в умиротворяющих тонах, но содержал заверение в том, что он и «впредь будет отстаивать <...> неприкосновенность» университетской автономии, провозглашенной «высочайшим указом 27 августа 1905 r.»." Совет, однако, не предотвратил студенческую забастовку, которая была объявлена 20 сентября. Аудитории опустели, чтение лекций прекратилось. Кончилось все тем, что в здание университета были введены городовые. Это было воспринято как унижение для всех, причастных к нему, — и профессуры, и студенческой массы.

Б. А. Романов, по-видимому, активного участия в организации забастови~ не принжчал, но воздерживался от посещения лекций в силу солидарности с выдвинутыми требованиями. Он, как об этом сообщил позднее, был согласен с позицией А. С. Лаппо-Данилевского, который, придя на очередную лекцию, на кафедру не взошел, а предложил 6 — 7 присутствовавшим студентам, среди которых оказался и Б. А. Романов, «обменяться взглядами на происходящее».

Б. А. Романов, произнося речь в 1915 г. на юбилее А. С. Лаппо-Данилевского, сочувственно изложил содержание ero выступления. Ученый поставил «вопрос не о целесообразности забастовки, а ее допустимости» в стенах университета вообще: «...ничуть не отрицая необходимость протеста как момента политической борьбы», он «не считает возможным делать университет ее ареной», поскольку «нельзя объективные культурные ценности нести в жертву иным

29

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 28. Читать онлайн