ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 358. Читать онлайн

сейчас, как корове пятая нога» (Е. Н. Кушевой. 11 мая 1954 г.).

Готовящуюся к печати книгу Институт почему-то намечал издать в Государственном издательстве политической литературы (Госполитиздате), а не в академическом издательстве, и это обстоятельство тоже крайне беспокоило Б. А. Романова. В этой связи он писал: «...живу я чем ближе к сроку, тем с большим отвращением к „будущему" <...> Представляете себе операцию без наркоза? Так вот, это и есть тонус моей жизни сейчас. Представляете, как это отражается на тебе, когда пишешь? Вот я и пишу сейчас с приступами наплевательства. Почему в животноводстве возможны речи об уходе за скотом, а авторы-человеки рассматриваются вроде как жмыхи? Буду умирать, не пойму этой „закономерности" эпохи» (М. Я. Гефтеру. 10 июня 1954 r.).

О том, как тяжело Б. А. Романову далась сложная работа над вторым изданием «Очерков...», он писал 23 мая 1953 r. В. Н. Куну: «Я постарел и сполз в инвалиды. Не выдержала кора головного мозга доставшейся ей в жизни нагрузки и год назад ответила на нее оборонной спазмой мозговых сосудов. Летом в жаркие дни спазма захватила глаза и явилась угрозой зрению. Корректура Судебника доконала меня (в самую жару). Сейчас это — уже доживание — с надвигающейся потерей зрения и постепенным онемеванием правой стороны (то приходящим, то ослабевающим). Мозг все время точно в повязке и чувствуется отдельно от черепа (то ему тесно, то излишне свободно) <...> Между тем издание книги — это последний мой долг в жизни».

В этом болезненном состоянии, которое сопровождало Б. А. Романова на всем протяжении ero работы над вторым изданием книги, ему самому казалось странным, что удалось ее завершить: «Трудная была пора: тяжелая болезнь наехала на неимоверно трудную работу по пяти чужим специальностям. Но такова уж природа империализма и международных отношений. Не чаял, что дотяну до конца. Читаю написанное за последний год и глазам своим не верю» (М. Я. Гефтеру. 30 декабря 1954 r.). Закончить книгу, писал Б. А. Романов в 1955 г. Н. М. Дружинину, «оказалось не так просто, так как я любезно не был допущен к русским архивным материалам, и сейчас книга имеет такой вид, точно для ее дополнения и переработки я удалился в заграничную командировку и, порвав с историей СССР, заделался историком стран нерусских, в заботах исключительно о расширении международного горизонта дипломатической истории родной страны. Благодаря этому забавному обороту дела <...> я по-

355

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 358. Читать онлайн