ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 223. Читать онлайн

Именно потому, по мнению Б. А. Романова, «Правда» Ярославичей, в интересах «самого господствующего класса в целом>Р4 «впервые выдвинувшая задачу правовой постановки смердьего вопроса и, вводя смердов в „союз княжой защиты", впервые же провозгласившая „свободу" этой убывающей смердьей массы, сделала признаком этой свободы личную ответственность смерда за преступления, платеж „продажи"», чем и отличила его от «всякого вида холопов»." Однако интенсивный «процесс разорения данника-земледельца, разложения общины, пауперизации, какую сеял вокруг себя в городе ростовщический капитал, и расширения зоны дружинного землевладения» привел к тому, что в «господском дворе встречались и перемешивались со старым контингентом вечных холопов не только смерды, покидавшие- волею или неволею — свои села и пепелища, но и свободные городские элементы из опутанных ростовщическим капиталом купцов»." Именно «ради разъединения грозивших слиться в одно городского и деревенского движений, направленных против господствующего класса в целом», встал «вопрос о вмешательстве феодального государства в жизнь господского двора и регулировании стихии порабощения и закабаления в практике господствующего класса». Поэтому Б. А. Романов присоединяется к точке зрения А. Е. Преснякова, согласно которой социальное законодательство Владимира Мономаха («Устав о закупах», «Устав о холопах», «Устав о резах» «Пространной Правды») являлось попыткой «самозащиты социальных верхов от народного раздражения», т. е. «попыткой верхов путем самоограничения сохранить и укрепить на прочных основаниях самую возможность дальнейшей феодальной эксплуатации народных масс»."

«Устав о закупах» «столь же ясно запрещает „роботить" закупа, сколь настойчиво, очевидно, роботили его господа до того»." «Устав о холопах» являлся «как бы второй главой, написанной другой рукой, хоть в той же книге»," первой главой которой был «Устав о закупах»." Б. А. Романов показал, как после неудачи поработительной политики господ в случае с закупом она была направлена (в стремлении обойти «Устав о закупах» и свести ero на нет) на «новую категорию работных людей», которая фигурировала в ст. 111 «Пространной Правды» и получила известность в литературе под условным термином «вдач». Б. А. Романов назвал ее тоже условно «милостынниками»." Смысл же «Устава о холопах» состоял в том, что «он хотел защитить от неволи» эту «новую категорию работных людей» — милостынников — и тем самым «направить свое острие туда же-

224

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 223. Читать онлайн