ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 339. Читать онлайн

своих аспирантов, своих студентов и вообще у учеников, среди которых есть очень высокопоставленные деятели, на пример Ю. П. Францев. Н. Г. Сладкевич требовал «вырвать нашего Черньппевского из рук космополита Таубина» (тогда преподавателя Военно-политического института). М. С. Каган выступил решительно и смело, в отличие от многих других, весьма достойно, не признал, что является носителем космополитических взглядов. Б. А. Романов, отсутствовавший на конференции, был обвинен в ошибках буржуазнообъекпвистского характера, которые он допустил в книгах «Люди и нравы древней Руси» и «Очерки дипломатической истории русско-японской войны».

Вся эта конференция произвела на студентов угнетающее впечатление. Сам я никогда — ни до, ни после не присутствовал as столь унизительных мероприятиях, хотя и в дальнейшем мне приходилось, к сожалению, бывать на проработочных собраниях.

Ход конференции был освещен газетой «Ленинградский университет». В статье студента Степана Волка, ученика С. Н. Валка, «3s партийность исторической науки» говорилось, что «ученые, коммунисты и беспартийные, вскрыли серьезные ошибки космополитического и буржуазно-объективистского характера в работах и лекциях профессоров С. Я. Лурье, О. Л. Вайнштейна, С. Б. Окуня, С. Н. Валка, А. В. Предтеченского, Б. А. Романова и некоторых других». Специальный абзац был посвящен С. Я. Лурье: «На факультете долгое время подвизался проф. С. Я. Лурье, последовательный выразитель идей буржуазного космополитизма. Он беспринципно пресмыкался перед немецкими „авторитетами", игнорировал советскую науку. 3s свое раболепие перед западной „ученостью" проф. Лурье удостоился сомнительной чести печататься в гитлеровской Германии и фашистской Италии».' Разумеется, с гитлеровской Германией С. Волк допустил передержку, так как этого не могло быль в силу еврейского происхождения С. Я. Лурье.

Уже в 1949 r. на факультете прошла серия арестов. «Исчезли» профессора Н. Н. Пунин и М. А. Гуковский, доцент М. Б. Рабинович, был арестован также ряд студентов и аспирантов. В течение 1949 r. и последующих лет из университета были уволены С. Я. Лурье, О. Л. Вайнштейн, Н. П. Полетика, В. В. Мавродин, О. А. Ваганов и лр. По остроумному, как вспоминал М. Б. Рабинович, подсчету А. В. Предтеченского, «на историческом факультете в год выгоняли по одному доктору с четвертью»." Пожалуй, это была слишком заниженная оценка.

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 339. Читать онлайн