ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 52. Читать онлайн

1920 r. руководителем Главархива взамен Д. Б. Рязанова, поддерживаемого «старыми» учеными-архивистами, был назначен М. Н. Покровский, и это имело далеко идущие отрицательные последствия. Еще в марте 1920 r. специально образованная комиссия по пересмотру личного состава Петроградского отделения Центрархива предписала уволить десятки ero сотрудников, руководствуясь только политическими критериями. Вне архивного ведомства оказались выдающиеся профессионалы, мотивом увольнения которых было то, что их отнесли к категории «чуждых советской власти, ненадежных элементов»." Правда, первоначально С. Ф. Платонов и А. Е. Пресняков оставались во главе Петроградского отделения Главархива, но продолжавшаяся «чистка» и все увеличивающееся вмешательство органов ЧК (затем ОГПУ) вынудили их в 1923 г. подать в отставку, обоснованную ими «ненормальностью того положения, в какое поставлено заведование Петроградским отделением Центрархива, лишенное, притом не персонально, а принципиально, доверия и полномочий, необходимых для ответственного ведения дела». На их место были поставлены партийные кадры.'

Б. А. Романов, однако, не был уволен из архива и не ушел из него вслед за старшими коллегами. Вероятно, он надеялся, что на ero участке работы удастся устоять на прежних позициях. Б. А. Романова удерживала в архиве и интенсивно развернувшаяся ero собственная исследовательская и публикаторская деятельность. Наконец, немаловажное значение имело и то обстоятельство, что архив как государственное учреждение обеспечивал, особенно с начала нэпа, своим сотрудникам более высокий жизненный стандарт, чем, например, в Академии наук.

Тяжелым ударом для архивов стало и совместное постановление весной 1921 г. Президиума ВСНХ, Наркомпроса и Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, предоставлявшее Особой комиссии, ввиду «переживаемого бумажной промышленностью сырьевого кризиса», «права изъятия на всей территории РСФСР тряпья, архивных материалов, старой бумаги и обрезков, не представляющих исторической или деловой ценности»." Правда, Б. А. Романов по мере своих сил стремился противостоять этой порочной линии. Так, он резко возражал против решений разборочных комиссий об уничтожении ряда дел, якобы не подлежавших хранению. В частности, в одном из отзывов на акт разборочной комиссии Б. А. Романов писал: «Ознакомившись на месте с материалами, предложенными к уничтожению <...>, полагаю необ-

53

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 52. Читать онлайн