ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 419. Читать онлайн

терно в этом отношении ero признание, сделанное на закате лет. Перечитав «Мертвые души» Н. В. Гоголя, Б. А. Романов писал: «...когда я, в отлучении от дома, вздумал найти в них утешение как в бездне прошлого и детских воспоминаниях, я был поражен, как миниатюрна оказалась эта бездна! И как ненадолго хватило мне ее» (Е. Н. Кушевой.

13 сентября 1956 r.). Но Б. А. Романов не мог внутренне принять и советское настоящее, не был принят им, ощущал себя аутсайдером. Недаром именно досоветский период в доверительных беседах он называл не иначе, как дорежимными временами.

Б. А. Романов придерживался демократических воззрений — безотносительно к тому, шла ли речь о политическом устройстве общества или отношений во внутринаучной сфере. Само собой разумеется, высказываться по политическим вопросам публично он не мог, но в письмах иногда эта проблема затрагивалась. Он часто сетовал на бесправие «простых людей», «проклятие рабства». 4 января 1956 г. Б. А. Романов писал М. Я. Гефтеру: «В наш век полезных открьггий нелепо убиваться по поводу дурных качеств будущего. Но правовое чувство свойственно, кажется, даже четвероногим и заглушить его в себе применительно к настоящему, как я вижу теперь, невозможно». Отсутствие демократизма в жизни науки очень огорчало Б. А. Романова. Он считал, что дискуссии являются необходимым ее элементом и всячески стремился втянуть в них своих коллег, заботясь о том, чтобы те из них, с кем у него шла полемика, получили возможность ответить на критику. Но Б. А. Романов сталкивался на практике с противодействиями этой этической норме и явным неравноправием в дискуссиях. Он писал в данной связи 28 июля 1950 r. Е. Н. Кушевой: «...всюду тебя ждет <...> отвращение к спорам в науке. В этой последней есть патриции и есть плебеи. Это мне было дадено понять с таким упорством и наглядностью, что я не могу это считать случайной промашкой. Мне даже сейчас больно писать об этом».

Исследовательская работа была той всепоглощающей страстью, которая не отпускала Б. А. Романова всю ero трудовую жизнь. Он подходил к ней как к творчеству. «Писание, — отмечал он, — очень любимо мной». С другой стороны, ученый осознавал, что оно «очень изнашивает мозг и всю нервную систему» (Е. Н. Кушевой. 28 августа 1950 г.). Ero оценка коллег в основном определялась тем, насколько созвучно было их отношение к основному делу его жизни.

416

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 419. Читать онлайн