ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 216. Читать онлайн

го анализа с художественным воображением (но не с фантазией исторического беллетриста)."

Эти особенности позволили Б. А. Романову ярко и зримо показать различные социальные типы древнерусского общества — челядь, смердов, светских феодалов, отцов духовных, выявить коллективную психологию этих общностей, описать жизнь человека от рождения до смерти, холостого и в лоне семьи, ero бракосочетание и развод, единобрачие, многоженство, параллельную семью, обряды и обычаи, соблюдение и несоблюдение церковных обрядов, вопросы пола, имущественные отношения в семье, наконец, семью как основную ячейку древнерусского общества.

За всем тем книга «Люди и нравы древней Руси» выходит за рамки изображения людей и их быта. Реконструкция образа человека русского средневековья служит и средством уяснения механизма и динамики социальных процессов. В книге (а также в комментариях к «Правде Русской» в учебном ее издании) дается характеристика в оригинальной и отличной от принятой до того интерпретации как совокупности социальных отношений киевского периода истории Руси и политического устройства государства, так и основных категорий древнерусского социума.

Правда, Б. А. Романов в предисловии к книге написал о работах «предшественников (и особенно Б. Д. Грекова)», которые избавили ero «от необходимости в какой-то мере ставить и пересматривать вопрос об общественной формации, в недрах которой развивались те „люди" и те „нравы", которые являются предметом» его «изучения»." Однако содержание книги в значительной мере противоречило этому упреждающему заявлению," почему Б. Д. Греков и препятствовал ее выпуску в свет. Несомненно Б. А. Романов прибег к ставшему обычным для него приему, который он применил еще в 1928 r., сославшись в предисловии к книге «Россия в Маньчжурии» на М. Н. Покровского, хотя вся книга была направлена против концепции этого автора. Такого рода ни к чему не обязывающие ритуальные ссылки на «авторитеты» делались Б. А. Романовым по одному стандарту — чтобы замаскировать явные противоречия с господствовавшей официальной конценцией и тем самым расчистить книге путь к изданию. Характер таких уловок был настолько прозрачен, что они не всегда могли оградить работы от погромных разносов после их выхода в свет, не говоря уже о быстро менявшейся идеологической и политической конъюнктуре.

Б. А. Романов придерживался мнения, что формирование феодальных отношений в древней Руси происходило нерав-

217

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 216. Читать онлайн