ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 91. Читать онлайн

характернейшую черту этой жизни и этого движения в условиях старой императорской России». Не прошел Б. А. Романов и мимо дневников великого князя Андрея Владимировича, А. Н. Куропаткина и Н. П. Линевича, отметив их издание краткими рецензиями."

Представляют интерес и источниковедческие наблюдения ученого при сопоставлении им в рецензии на первый сборник материалов «Пятый год» и переиздание «Известий Московского совета рабочих депутатов» за 1905 г." своеобразного «городского дневника, каким и являются листки „Известий" », с которого «дохнет на читателя ближе всего и только» «мятущимся в восстании городом {во всем ero единстве)», и воспоминаний, «да еще написанных много лет спустя», могущих «сообщить больше деталей, передать переживания и настроения отдельных лиц и групп с их субъективной стороны»,

Оценил Б. А. Романов в своих рецензиях и источники послеоктябрьского периода, отражающие, в частности, такой деликатный сюжет, как колчаковщина. И здесь он проявил исключительную проницательность при интерпретации стенограммы показаний А. В. Колчака перед Чрезвычайной следственной комиссией в сопоставлении с воспоминаниями генерала В. Г. Болдырева, являвшегося соперником Колчака при избрании диктатора, а также доклада члена французской военной миссии в Петрограде Пишона, объехавшего сразу после Октября l917 г. ряд сибирских городов." Стенограмму показаний Колчака Б. А. Романов, как установил P. Ш. Ганелин, интерпретировал, исходя из выявленной им цели допроса — «дать <...> историю не только колчаковщины, но и автобиографию самого Колчака <...> Стенограмма дает почти связный рассказ о жизни допрашивавшегося, начиная с детских лет, рассказ, изредка перебиваемый вопросами членов комиссии, но отнюдь не обрываемый бесповоротно. Только на последнем дне допроса резко отразилось в этом смысле нервное желание допрашивающих ввиду предстоявшего в этот день расстрела Колчака забежать несколько вперед и выяснить хоть некоторые подробности периода диктатуры, до которого только-только успел дойти в своем рассказе Колчак накануне. Ввиду такой особенности „допрос" дает четкий автопортрет Колчака; рассказ свой он вел, по признанию председателя комиссии, с достаточной откровенностью и полным достоинством, зная об ожидавшей его участи, не ища поводов снискать себе снисхождение врага и отнюдь не бравируя».'" Б. А. Романов четко показал, что Колчак не был политиком, о чем свидетельствует «любая страница его на редкость цельных показаний», а неприятие

92

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 91. Читать онлайн