ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 311. Читать онлайн

ков)». Напряженность возросла в еще большей степени после того, как Л. В. Черепнин, дав согласие упростить принципы передачи текста Судебника 1497 r. с тем, чтобы они совпали с принципами, которыми руководствовалась P. Б. Мюллер при подготовке текстов Судебников 1550 и 1586 гг., на деле, как выразился Б. А. Романов, «перехватил и упростил текст до современного вида». Совещание, собравшееся по этому поводу в Ленинтраде (в отсутствие Л. В. Черепнина), «началось, — по словам Б. А. Романова, — с того, что-де надо Черепнина вновь подтянуть назад до Мюллер. Но затем,- пишет Б. А. Романов, — (мной и Копаневым) поднят был вопрос, не оставить ли совершившееся в неприкосновенности, поскольку у Черепнина будет фототипия. Против последнего выступил С. Н. (Валк. — В. П.), что-де типографский текст должен совпадать с фототипией! Заикнувшись, что тогда можно и отменить фототипию, как просто натуралистический снобизм, я затем бросил участие в разговоре, тем более, что в него вступил Андреев с неясной тенденцией, под смешки, поддержать Черепнина. А затем его поддержал и И. И. (Смирнов. — В. П.) (как выяснилось потом, он-то и попутал Черепнина на нарушение протокола). Затем вынул „святцы" (т. е. переплетенные описки всяческих «правил») С. Н. (Валк. — В. П.) и, во отвержение орфографии Мюллер, цитировал Шахматова и др<угих> в пользу того, чтобы раскрыть титла и спускать выносные „по-современному", — и Мюллер была опрокинута <...> Все это обсуждение по тону, на мой взгляд, носило безответственный характер. Мюллер мне потом с изумлением говорила, что она приняла свой способ передачи по указанию Андреева, полтора года корпела над вылавливанием вариантов, и вдруг такой поворот! <...> Зрительно меня это не устраивает» (Е. Н. Кушевой. 15 марта 1951 г.). Вскоре (18 марта) Б. А. Романов сообщает, что «по инициативе С. Н. Валка предпринимается исправление в обработке текстов Судебников П и И1, с упрощением правописания до принятого сейчас в СССР».

Верный своим взглядам, согласно которым «преимущественная задача советской археографии состоит в том, чтобы не жалеть усилий на создание максимально развитого и удобного обслуживающего памятник аппарата в виде всяческих указателей», которые Б. А. Романов считал «в сущности душою издания», Б. А. Романов был озабочен тем, чтобы и эта фундаментальная публикация была снабжена развернутыми указателями. Он сам разработал программу этой части книги, которую называл условно четвертым выпуском: «...хочу <...> организовать группку по созданию 4-ro

зов

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 311. Читать онлайн