ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 104. Читать онлайн

зволяли читателю отчетливо увидеть авторскую концепцию, позицию и общие результаты исследования."

Б. А. Романов был первым, кто на документальной основе исследовал вопрос об особом значении государственного вмешательства и государственного хозяйства в экономической политике Витте, а также о роли в ней иностранного капитала. Эти сюжеты затем получили развитие в работах отечественных и зарубежных историков.

В конце ХIХ в. оставались неосвоенными огромные пространства Сибири. В этих условиях для российских предпринимателей не было таким уж привлекательным связанное с риском проникновение на рынки Китая. Без государственной поддержки частная инициатива не могла противостоять там своим конкурентам. Это дало повод М. Н. Покровскому для упрощенной характеристики политики Витте на Дальнем Востоке. М. Н. Покровский писал, что она «несомненно заключала в себе кое-какие зачатки империализма, главным образом в лице Русско-Китайского банка, но в основе это было продолжение захватнической колониальной политики Романовых XVIII — XIX вв. <...> дикое, первобытно-торгашеское и феодальное колонизаторство»."

Б. А. Романов рассмотрел экономическую экспансию России на Дальнем Востоке как часть общей программы Витте модернизации национальной промышленности с помощью мобилизации внутренних ресурсов и привлечения иностранных капиталов, как попытку с помощью государственной поддержки занять впрок место на этих рынках для развивающейся отечественной индустрии. В предисловии к «России в Маньчжурии» Б. А. Романов сделал, впрочем, ни к чему не обязывакнпий реверанс в сторону М. Н. Покровского и его школы, написав, что «мог <...> опираться на те ее решения, которые были предложены» в работах ее представителей. Кроме того, из общей концепции книги следовало, и Б. А. Романов это подчеркнул, что «активная политика» самодержавия на Дальнем Востоке «сыграла решающую роль» в развязывании русско-японской войны, а поражение лжпило «русское правительство свободы маневрирования», через войну и революцию Россия попала в «лоно Антанты, в котором самодержавие и нашло свою гибель в 1917 г.».'4

Общий критический по отношению к политике самодержавия настрой исследования и представленный Б. А. Романовым образ Антанты, казалось, должны были импонировать М. Н. Покровскому. Но реверанс в сторону школы М. Н. Покровского в 1928 r. в предисловии к «России в Маньчжурии» был, конечно, данью времени. В начале 1950-х

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 104. Читать онлайн