ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 347. Читать онлайн

было очень приятно». Б. А. Романов с удовольствием про цитировал далее слова P. Ш. Ганелина: «Приятно было слу. шать молодого Романова». А 25 апреля 1953 г. он писал Е. Н. Кушевой: «Сейчас вокруг меня растут (и радуют) молодые работы: две дипломные и две диссертации (одна из коих лежит на моем столе). Дипломы — Панеяха „Некоторые вопросы истории кабального холопства" и Ананьича „Роль английского империализма в дипломатической подготовке раздела Персии в 1898 — 1907 гг.". Диссертации — Ганелииа "Американская агрессия на Тихом океане в 60 — 70-х годах Х1Х столетия". Носов пишет и читает мне диссертацию о губных старостах ХЧ1 в. А в Москве сейчас сидит Фурсенко, который начал писать у меня по Америке 90-х годов <...> Болезненно переживаю необходимость расставаться с этими моими сынами: их отнимают от меня живьем». Эти же мотивы Б. А. Романов развивал и в других письмах: «Кончаются связи с молодежью. Это очень больно: отнимают „детей" живьем и при жизни» (Е. Н. Кушевой. 23 апреля 1953 г.); «Живу преимущественно интересами своих учеников (горжусь, что все мальчики). Но болею и их горестями, когда бывают» (В. Н. Куну. 28 сентября 1953 r.); «Сколько у меня обязательного чтения своего и моих сыновей. Они в самом писучем состоянии сейчас!» (Е. Н. Кушевой. 10 октября 1953 r.); «Мои сьпы усердно пишут диссертации <...> Мне кажется, что на них должно хорошо действовать сознание, что я пишу, и тоже тороплюсь, и тоже бывает мучаюсь» (Е. Н. Кушевой. 23 июня 1954 г.); «В основном живу радостями и интересами моих сынов, у которых у всех происходит движение вперед. Начинаю свыкаться с мыслью, что подходят времена, когда они будут становиться нужнее мне, чем я им. С их стороны, впрочем, пока я не имею и намека на это обстоятельство» (Е. Н. KymeBoH. 3 января 1954 г.); «He выхожу из отцовских забот» (Е. Н. Кушевой. 15 марта 1955 г.). Даже кратковременная разлука с учениками (отпуск, отъезд кого-нибудь из них в командировку) остро переживалась Б. А. Романовым. В этом отношении наиболее выразителен фрагмент из его письма (от 27 февраля 1956 г.) из санатория одному из учеников: «Чего мне недостает, — это Ваших звонков и обмена мыслей. Я так привык все про всех вас знать и во всем участвовать, что сейчас точно осиротел».

И действительно, Б. А. Романов стремился хотя бы через день поговорить с каждым из учеников по телефону. Если же почему-либо кто-нибудь не звонил два дня, то на третий он звонил сам и мог сказать: «Что-то Вы меня начинаете забывать». Его забота была трогательной и поистине отечес-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 347. Читать онлайн