ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 75. Читать онлайн

Витте. В частности, Б. А. Романов высказал гипотезу, согласно которой книга «Пролог русско-японской войны. Материалы из архива гр. С. Ю. Витге. С предисловием и под редакцией Б. Б. Глинского» (Пг., 1916) являлась как бы частью мемуаров С. Ю. Витте, написанной вместе с рядом ero литературных помощников. Б. В. Ананьич и P. Ш. Ганелин, ученики Б. А. Романова, обнаружили после кончины их учителя ее рукопись и полностью подтвердили его наблюдение.4'

В том же году (1922-м), когда была опубликована эта статья, в ноябре — декабре, Б. А. Романов написал, а затем прочитал в качестве доклада в Общем собрании Исторического научно-исследовательского института еще одну работу, посвященную источниковедческой критике мемуаров С. Ю. Витте,- «Витте накануне русско-японской войны». Она была опубликована в 1923 r. с тем же подзаголовком, что и предыдущая: «Документальный комментарий к „Воспоминаниям" гр. С. Ю. Витте».4' Одновременно с ней вьппла в свет статья «Концессия на Ялу. К характеристике личной политики Николая П»,4' которая стала результатом переработки и дополнения статьи «Вичте и концессия на р. Ялу». Наконец, в следующем, 1924 г., была издана еще одна статья — «Лихунчангский фонд», в подстрочной сноске к которой указывалось, что и она «носиг характер» документального комментария к «Воспоминаниям» С. Ю. Витте.4'

В этой последней работе Б. А. Романов впрямую исследовал проблему, которая получила в мемуарах широкое освещение, — по формулировке самого Витте, о «виновниках злосчастной войны». Кризическому рассмотрению подверглась концепция Витте, согласно которой перед «японской войной» как бы конкурировали две переплетавшиеся политики, Николая — захватническая и ero — мирная: «Николай- Порт-Артур — Ялу — захват Маньчжурии — война: это одно. Витге — союз с Китаем — дорога — эвакуация Маньчжурии — соглашение с Японией: это другое».44 Б. А. Романов, напротив, показал, что политика Витте и линия Безобразова, поддержанного Николаем II, по существу и в стратегическом отношении неразличимы, если не считать, что методы Безобразова были более грубыми. Конечно, Витте, считавший, что русско-японская война стала едва ли не первым в цепи факторов, приведших к губительному кризису Российской империи, стремился всячески приукрасить свою роль в истории ее развязывания, для чего, собственно, и были написаны его мемуары. Б. А. Романов, в частности, уличил Витге в обмане в вопросе о взятках для подкупов китайских дипломатов. Витте утверждал, что только однажды дал взятку с

76

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 75. Читать онлайн