ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 394. Читать онлайн

зывавшиеся неожиданными, но точными (например, Владимира Мономаха, С. Ю. Витте, Николая II, Д. Н. Шипова и многих других), но и кратко, двумя-тремя словами выразить определяющие их черты. Так, никто — ни до Б. А. Романова, ни после него — не сумел столь лаконично и остроумно, как это сделал он, указать на самые глубинные свойства личности и судьбы Гапона: «Исторический дикарь-одиночка», «герой навылет».

Б. А. Романов прибегал в своих работах к литературным приемам с двоякой целью: во-первых, дополнить рационалистическое восприятие читателями дискурсивного изложения проблемы воздействием на их чувства и, во-вторых, чтобы работу, особенно, если речь идет о книге, сделать интересной для чтения. Поэтому он считал необходимым строить свое изложение в форме той или иной степени занимательного рассказа, создающего у читателей иллюзию, что они и есть современники описываемых фактов и событий. Б. А. Романов еще в ранних своих работах выступал за то, чтобы исследования и издания источников были доступны не только профессионалам-историкам, но и возможно более широкой читательской массе, и никогда не отказывался от этого требования. А в «Людях и нравах древней Руси» выразил глубокое убеждение, «что задача преодолеть противоположение „научного" и „популярного" в области исторической науки стоит в наше время как очередная и разрешимая — в конце концов».4' О «широком читателе» думал он, и когда писал книгу «Очерки дипломатической истории русско-японской войны». В ней Б. А. Романов шел «навстречу интеллигентному читателю, неспециалисту, чтобы приблизить к нему тему средствами литературными», не отрывая, в частности, изложение «от живых людей».4'

Именно поэтому, считал он, обязанность автора любой исторической книги состоит в том, чтобы изложение было занимательным и приняло форму рассказа. Он неизменно придерживался этого правила, стремясь увлечь читателя. Б. А. Романов вел рассказ, продуманно расставляя логические ударения и подчиняя текст внутреннему ритму, придававшему фразе упругость.

Проблемы «занимательности изложения» в исторической работе Б. А. Романов коснулся в последнем своем письме, продиктованном 10 июля 1957 r., но отправленном А. И. Копаневу из r. Пушкина в Ленинград, судя по почтовому штемпелю, 17 июля, т. е. за день до кончины. Поблагодарив А. И. Копанева «за присылку (его. — В. П.) книги о населении Петербурга» и отвечая на сообщение автора о

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 394. Читать онлайн