ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 359. Читать онлайн

лучил возможность провести несколько лет в обстановке небывало интересной (несмотря на болезнь) интенсивной работы над многонациональным материалом, требовавшим такого построения, которое обеспечивало бы ему органическое единство и бесперебойное кровообращение всей венозной дипломатической системы на пространстве 12 лет с охватом обоих полушарий».

Некоторые проблемы возникли у Б. А. Романова при назначении ответственного редактора — обязательного в советских условиях атрибута любой научной книги, которому предназначалась роль своего рода идеологического цензора на первой стадии прохождения работы в печать. А. Л. Сидоров, будучи директором Института истории, был перегружен своими служебными обязанностями и, ссылаясь на это, отказался снова стать ответственным редактором «Очерков...». Но он же рекомендовал обратиться к Е. М. Жукову, который легко дал на это согласие.

С Е. М. Жуковым у Б. А. Романова не возникло серьезных разногласий, он сделал лишь несколько конкретных замечаний, касающихся японских аспектов книги. Затрудняли работу с ним только его частые зарубежные поездки именно в такие моменты, когда необходимо было получить ero подпись. «Пропал Жуков, — писал он. — Не возвращает экземпляра, посланного ему еще 5 июля <...> Звонил — ответа нет. Написал <...> — и пока в ожидании ответа» (В. М. Панеяху. 1 августа 1955 г.).

Но эта легко разрешившаяся трудность не идет ни в какое сравнение с неожиданно возникшей угрозой существенного сокращения уже написанной книги — из-за того, что в руководстве, курирующем общественные науки в Академии, возникло гонение на «пухлые книги». В этой связи в письме к Н. М. Дружинину Б. А. Романов резко и горько высказался по поводу существовавших порядков: «В Президиуме (АН СССР. — В. П.) высказываются против „пухлых книг" <...> Вы знаете, что это — итог длительных моих работ и, вероятно, последнее, что я мог бы довести до конца. Для меня перспектива сокращения — тягчайший удар <...> Я работал три года по плану, в котором книга значилась размером около 60 лл. <...> В работе именно над американским материалом я к 52-му году сорвал свои силы и здоровье, и книга „пухла" именно в процессе этой работы. Теперь вдруг перед самым изданием — пухлые книги оказываются одиозными! <...> Я своей книги сокращать не могу, и <...> речь идет не о мешке с лапшой, которую можно отсыпать механически до потребованного внезапно и произвольно веса. Речь могла бы

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 359. Читать онлайн