ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 272. Читать онлайн

из объективистского подхода к вопросам развития исторической науки, из недостаточного усвоения многими историками основных принципов марксистско-ленинской методологии».

Единственным из ленинградских историков, раскритикованным в редакционной статье «Вопросов истории», стал С. Н. Валк. Объектом резких инвектив была его статья «Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет», в которой автор «целиком воспринял точку зрения буржуазной историографии о наличии в дореволюционной России какой-то особой, отличной от московской, так называемой „петербургской исторической школы" ». Она, по мнению С. Н. Валка, «начала складываться еще в дореформенное время и просуществовала до Октябрьской социалистической революции». Эта концепция названа в редакционной статье «антинаучной версией» и подвергнута критике за то, что «автор нарисовал единую линию развития от Куторги до Преснякова и даже до Тарле и Грекова» и попытался доказать «единство и преемственность в развитии исторической науки в Петербургском университете чуть ли не на всем протяжении его существования». В оскорбительном и унижающем тоне о С. Н. Валке говорилось, что он «со скрупулезностью, достойной лучшего применения, прослеживает, кто у кого учился, дает библиографию трудов историков, но читатель напрасно стал бы искать в его работе развернутый разбор их политических взглядов и исторических концепций, а также анализ борьбы различных идейных направлений». «Нечего и говорить, — заключает автор редакционной статьи, — что в построениях» С. Н. Валка «нет ни грана марксизма». Разумеется, основными носителями «буржуазных взглядов» и «пережитков буржуазной идеологии» названы «историки старшего поколения».

Странной и противоречащей всему настрою статьи прозвучала в ней критика в адрес тех историков (анонимных), которые попытались «оправдать войны Екатерины II тем соображением, что Россия стремилась к своим якобы естественным границам», «пересмотреть вопрос о жандармской роли России в Европе в первой половине XIX в. и царской России как тюрьме народов», «поднимать на щит генералов Скобелева, Драгомирова, Брусилова».

Если вся редакционная статья журнала «Вопросы истории» проникнута духом грубого разноса, то ее короткая завершающая часть (как и чуть более развернутое ее начало~ отличается искусственным оптимизмом: стоит только провести «коренную перестройку работы института», повысить

265

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 272. Читать онлайн