ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 232. Читать онлайн

в поработительные маневры тех же господ», что и «Устав о закупах»,"

Но, конечно, подчеркивал Б, А. Романов, «Устав о холопах» в целом не покушается «на самый институт обельного холопства», не имел в виду «ограничить власть господ в отношении наличного кадра» обельных «или пополнение его со стороны из числя свободных». «Устав» «исходит из мысли о праве всякого свободного вступить в обельное холопство», требуя только «удостоверения добровольности этого акта со стороны свободного»."

Другим мотивом включения закупов и отчасти холопов в «союз княжой защиты» была, как показал Б. А. Романов, тревога в феодальных верхах, вызванная тем обстоятельством, что жертвами процесса классообразования могли оказаться и оказывались мелкие свободные «мужи», которые в результате превращались в холопов и закупов.'4

По мнению Б. А. Романова, руководящая верхушка господствующего класса при проведении политики «смягчения социальных противоречий» «полностью могла опираться на авторитет церкви и пользоваться ее идеологической поддержкой»," поскольку церковная политика ставила своей задачей «смягчение социальных противоречий и прививание господствующим верхам гуманистических навыков и идей в отношении к несвободным и социально слабым элементам общества»." Конечно, и у церкви в этой ее политике был вполне материальный интерес, так как она из числа непорабощенных и незакабаленных нищих черпала свою рабочую силу." И все же главное заключалось в том, что церковь предстала «в глубоко свойственной ей (и у нас, и на Западе) роли примирителя и укротителя поьседневной игры человеческих страстей» в интересах всего феодального класса в целом."

Итак, Б. А. Романов, не отвергая феодальную природу общественного строя Киевской Руси, вместе с тем показал существенную роль в социальной структуре общества и в процессе генезиса феодализма холопства-рабства, выявив в то же время близость в положении феодально-зависимых людей и рабов, детально исследовал проблему перехода от свободного к несвободному состоянию в ходе нарастающего процесса классообразования, по-новому определил социальный статус смердов как «свободных» людей, связанных определенными отношениями с государством в лице князя. Таким образом, по сравнению с господствовавшими в конце 30-х и в 40-х годах воззрениями, сложившимися главным образом под влиянием работ Б. Д. Грекова, древнерусское общество в книге Б. А. Романова предстало как более архаичное, на-

8 В, М. Пансях

зги

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 232. Читать онлайн