ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 328. Читать онлайн

сказать, носками внутрь, кроме себя ничего не видя». Тут же он отверг предположение о возможности изменений при выборах в Академию наук: «Ваше впечатление о новом характере выборов — иллюзия <...> Эта местная свистопляска вокруг дач и премий утратила всякий общий интерес. В своем соку и на инстинктах»."

Того же круга вопросов коснулся Б. А. Романов в письме к Н. Л. Рубинштейну от 7 ноября 1953 г.: «Заседания в бывшем ЛОИИ — пока только суррогат. Да они и нелюдны, так что прежний коллективности уже нет. Сказать, как приняли в Ленинграде выборы, поэтому не могу. По личному моему мнению, выборы погоды не сделают (в судьбах нашей науки). В частности, ничего не изменится в наших здесь судьбах: мы прокляты и отлучены, ни за что ни про что, окончательно и, по-видимому, к удовольствию избранных. Конечно, было бы хорошо, если бы на наших трупах взросли новые всходы в Москве. Но для этого надо верить в чудеса, к чему я с детства не приучен. Менделеевых там я не вижу. А что произойдет от охотников обвинять нас в бесплодии по случаю собственного бесплодия — сказать не берусь. Это уже дело будущих историографов — подвести итог происходящей смене двух „эпох". Только автоисториография всегда была и будет кривым зеркалом, с оглаживанием собственного живота».

Болезненная реакция Б. А. на ликвидацию ЛОИИ определила его отношение к московскому академическому начальству, причастному к этой акции. Так, когда стали упорно говорить, что в Ленинград «едет „сессия" с Тихомировым во главе лицезреть ленинградских живых покойников», Б. А. Романов расценил это как «своеобразный академический садизм. Убили, а потом едут нюхать, чем пахнет <...> Я всегда испытывал отвращение к академическому садизму и снобизму. И вот: чем больше меняется, тем больше все то же самое. Приедут чванливые енералы, а ты точно зверь в клетке. Верблюды — те хоть плюнуть могут из клетки. А тебе остается только легко доказывать, что ты — не верблюд» (Е. Н. Кушевой. 11 мая 1954 г.).

Тревога о судьбе жалких остатков ЛОИИ не покидала Б. А. Романова. К тому были и реальные основания. Ходили слухи, что архив и библиотека бывшего ЛОИИ могут быть поглощены Библиотекой АН СССР (БАНом), в которой они располагались, а сотрудники вовсе лишатся работы. «Здесь только что возник переполох с внезапным переселением бывшего ЛОИИ вон из БАН, — писал Б. А. Романов в феврале 1954 r. Е. Н. Кушевой. — Переполох, в котором вскрылась

325

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 328. Читать онлайн