ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 435. Читать онлайн

браны в число действительных членов, а P. Ш. Ганелин- членов-корреспондентов Российской Академии наук; Н. Е. Носов долгое время был заведующим Ленинградского отделения (ныне — С.-Петербургского филиала) Института истории СССР (ныне — Института российской истории РАН), а А. А. Фурсенко — академиком-секретарем Отделения истории PAH.

Труды Б. А. Романова и при ero жизни, и посмертно получали разноречивую оценку с точки зрения концептуальных и методологических их основ — от признания их буржуазными, чуждыми марксистско-ленинской методологии, антипатриотическими, объективистскими до отнесения к числу марксистских и даже марксистско-ленинских. Такой разброс мнений неудивителен. Сама «генеральная линия» правящей большевистской партии и ее социологические представления были столь зигзагообразными, что и партийным теоретикам трудно было поспевать за постоянно меняющимися директивами. В конечном счете квалификация той или иной работы в качестве марксистско-ленинской утратила содержательный смысл и превратилась в свидетельство следования сиюминутной политической конъюнктуре, с точки зрения тех, от кого исходила такая оценка, в выдаваемый ими сертификат о благонадежности.

Сам Б. А. Романов в своих работах никогда не касался этой щекотливой проблемы. Он относил себя к петербургской исторической школе и неоднократно об этом заявлял, говорил о себе как о беспартийном историке. В речи на защите докторской диссертации Б. А. Романов, излагая историю своих занятий международно-политической проблематикой, в осторожной форме определил свое отношение к господствовавшей теоретико-методологической системе. Упомянув о той школе, из которой он вышел, Б. А. Романов отметил: «...было бы грубейшей историографической ошибкой полагать, что мы, сравнительно молодые тогда (в начале 20-х годов. — В. П.) историки-немарксисты из этой школы остались в стороне от „Империализма как высшей стадии капитализма", сборника „Против течения", „Государства и революции", „Развития капитализма", „Детской болезни", „Национальной гордости" и т. д. и т. п. Конечно, в 1921 r. я не мог и самому-то себе ответить на вопрос, когда — в 1903, или в 1917, или в 1914, или в 1&95, или в 1881 и т. п. году начался „империализм" в России. Да и к такой механической

432

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 435. Читать онлайн