ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 415. Читать онлайн

- 20- эпилог

Выше мне уже приходилось в той или иной связи затрагивать вопросы, бросающие хотя бы отсвет на личностные черты Б. А. Романова. Но этого явно недостаточно для воссоздания образа человека, и здесь я попытаюсь восполнить столь явный пробел.

Прежде всего обращает на себя внимание гармоничность этого человека. Пожалуй, ни у кого из известных мне ученых-историков их характерологические свойства не проецировались с такой отчетливостью на стиль и особенности исследовательских штудий, а внешние стороны поведения в повседневной жизни не соответствовали бы столь очевидно внутреннему миру.

Несомненно, что Б. А. Романов обладал врожденной незаурядной одаренностью, которая в благоприятных условиях домашнего воспитания и прекрасного гимназического и университетского образования быстро развились в выдающийся талант. Ero эстетические склонности сложились уже в молодости. На протяжении всей жизни художественная литература оставалась основным вненаучным пристрастием Б. А. Романова. Его любимыми писателями, пожалуй, были Лев Толстой и Антон Чехов. Но при их сопоставлении у него проявился особый, эмоциональный, подход. Так, 23 февраля 1954 r. Б. А. Романов писал Е. Н. Кушевой: «Насколько он (Чехов. — В. П.) человечнее, глубже и шире Толстого!», а менее чем через месяц уточнил: «Мое сравнение Чехова с Толстым очень частичное. Я имею в виду, что Чехов с тобой — всегда собеседник и друг, а Толстой никогда ни то, ни другое. Толстой — художник великий, но безжалостный!» (Е. Н. Кушевой. 18 марта 1954 г.). Вероятно, поэтому же Б. А. Романов, признавая выдающийся талант Федора До-

412

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 415. Читать онлайн