ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 357. Читать онлайн

в которой Цусима имела значение удара грома и бьща использована этими четырьмя дипломатиями немедля, на другой же день, как раз и именно не дожидаясь никаких из вестий о резонансе». Всякое «удлинение остановки в изложении, — продолжал Б. А. Романов, †ра удовлетворения интереса тов. Предтеченского к подробностям резонанса внутри страны (о чем читатель волен читать в других книгах, посвященных внутренней истории России) — рискует разорвать впечатление сплошности в работе дипломатий вокруг хищнического использования поражения у Цусимы заинтересованными державами».

В заключение группа истории СССР приняла решение, в котором признавалось, что Б. А. Романов «учел замечания критики и коренным образом переработал свою книгу путем привлечения значительного нового материала по выяснению агрессивной роли американского империализма». Рекомендации группы не носили обязательного характера, и рукопись книги тем самым была в целом одобрена.' Но, как уже было отмечено, Б. А. Романову еще предстояло написать несколько параграфов, работа над которыми затянулась из-за ero болезни.

Летом 1952 г. она вновь проявилась в очень тяжелой форме. Только к концу сентября начался процесс выздоровления. «Мне разрешено теперь учиться читать и писать,- отмечал Б. А. Романов. — Читать — это целая проблема пока. Она значительно труднее, чем в свое время было в Ташкенте».' В марте 1953 г. он сообщал, что продолжает работать над текстом книги, но «недоволен тем, как идет работа»: «Идет не гладко, с частыми упадками воли. Штопальная работа над текстом Портсмута требует особых волевых усилий» (Е. Н. Кушевой. 22 марта 1953 r.). В феврале 1954 г. Б. А. Романов вынужден был констатировать, что он «вступил в ту полосу, когда уверенность в твоих силах постепенно изменяет тебе», и что он ведет борьбу «за жизнь и труд» (И. У. Будовницу. 13 февраля 1954 г.). В мае 1954 r. Б. А. Романов сообщал, что хотя и пишет, но возникли новые трудности: московская Библиотека общественных наук, из которой он получал иностранные книги по межбиблиотечному абонементу, потребовала их возвращения: «Просто проклятие висит над работой: в архив не пустили, книги отбирают, точно ты нищий на паперти. И это называется „организация"! Например, только вчера получил разрешение на работу в спецхране — когда книга кончается, а сам одной ногой в могиле стою. Этот проклятый спецхран мне нужен

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 357. Читать онлайн