ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 137. Читать онлайн

названо ни одного имени ее членов, кроме С. Ф. Платонова и Е. В. Тарле, о которых ему сообщили сами допрашивающие. Иначе — откуда же он мог знать, что именно они «сценаристами» были назначены руководителями «организации»? А Е. В. Тарле на допросах сообщил о трениях, существовавших между Б. А. Романовым и С. Ф. Платоновым, и тем самым подтвердил версию Б. А. Романова.

Все это в совокупности могло стать причиной принятого следствием решения ограничиться в отношении него обвинением в антисоветской и контрреволюционной деятельности только в связи с участием в «кружке молодых историков» и засчитать это как членство в «организации», возглавляемой С. Ф. Платоновым. 6 июля 1930 r. был проведен заключительный и короткий, судя по следственному делу, допрос, во время которого Б. А. Романов вновь признал, что «большей частью из сльппанного» им «в кружке («молодых историков») — носило немарксистский, а иногда и антимарксистский (даже антисоветский) характер»."

Б. А. Романов содержался под стражей без вызова, если судить по отсутствию протоколов, на допросы еще 7 месяцев, а в целом в ДПЗ — 13 месяцев. Он, обычно неохотно касавшийся этой стороны своей биографии, все же говорил, что время, проведенное в ДПЗ, было самым тяжелым в его жизни. Угнетающе действовали не только изоляция, условия жизни, ночные изнурительные допросы, полное бесправие, абсолютная неясность, чем закончится следствие и каков будет приговор, угрозы расстрела. Среди содержавшихся в ДПЗ циркулировали различные слухи. В частности, стали доходить известия о предстоящих расстрельных приговорах. Напротив, откуда-то приходили сведения, что камера С. Ф. Платонова находилась рядом с кабинетом следователя, который возил академика обедать в ресторан. Возможно, именно эти слухи отразились в воспоминаниях проходившего по тому же делу С. В. Сигриста, который писал, что С. Ф. Платонов и Е. В. Тарле «содержались в одиночках первого корпуса на улучшенном pemme: мясной обед, сахар и конфеты к чаю, уборка камеры уборщиком из подследственных», а «Платонова Мосевич возил раза два в месяц гулять на острова в закрытом автомобиле»."

Пока Б. А. Романов томился в тюрьме, следствие по этому «делу» продолжалось, сопровождаясь все новыми арестами, завершившимися только в декабре 1930 г. Незадолго до его последнего допроса следователи ОГПУ приняли решение о необходимости «поработать» над названи-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 137. Читать онлайн