ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 49. Читать онлайн

отдела (финансы) 2-ro отделения, а 13 ноября ему поручается также заведование архивом Общей канцелярии министра финансов." Б. А. Романов быстро освоился с новым для него делом и сразу же стал предпринимать усилия по воссозданию в полном виде архива Общей канцелярии министра финансов. Он стремился возвратить те его части, которые в результате эвакуации оказались в Москве. Б. А. Романов писал в этой связи в своем докладе: «Утрата или даже порча документов <...> бьша бы чрезвычайным бедствием для русской исторической науки и легла бы целиком на мою ответственность, если бы мною не сделано было все возможное для ее предотвращения»."

Но основные усилия в эти месяцы были направлены на другое. Как отмечал С. Н. Валк, «в опустевшее здание Сената свозили сотни тысяч дел, часто в полном беспорядке, из раскиданных по всем частям города зданий», в силу чего «даже на самое элементарное упорядочение свозимого уходили все силы, и Б.А., подобно многим другим, в первые времена был занят в значительной мере даже чисто физической работой, в не меньшей мере, чем простые архивные служители»." Возможно, эти непомерные нагрузки и тяжелейший быт в условиях «военного коммунизма», с одной стороны, и тяга к университетскому преподаванию, которую Б. А. Романов испытывал вот уже на протяжении 8 лет,- с другой побудили его в 1919 r. принять приглашение ректора недавно (в 1916 r.) организованного Пермского университета (первоначально в качестве филиала Петроградского) известного историка-медиевиста Н. П. Оттокара, который, переехав из Петрограда, комплектовал это новое учебное заведение в значительной степени из своих питерских коллег — молодых ученых, среди которых был, в частности, Б. Д. Греков. Одновременно с Б. А. Романовым подобное же приглашение получил и Б. В. Александров. По просьбе Н. П. Оттокара С. Ф. Платонов подготовил рекомендательное письмо, в котором сообщал, что о Б. А. Романове может дать «отзыв только самый благоприятный». «Считаю Б. А., — писал он, — человеком талантливым и умным», обладающим «большими специальными знаниями и острою ученою наблюдательностью». С. Ф. Платонов отметил, что Б. А. Романов «излагает свои темы живо и связно, без длинноты в речи, но с внутренней обстоятельностью». Правда, «Б. А. печатал мало», но «последние годы не могли способствовать развитию спокойной ученой деятельности, литературной производительности и публикованию ученых работ». Статья же «Смердий конь и смерд» «показывает, что от него

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 49. Читать онлайн