ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 354. Читать онлайн

Поняв, что придется «откинуть расчеты на архив», и оказавшись неожиданно в совершенно новой ситуации, Б. А. Романов «принялся за перестройку всего плана работы». Это был чрезвычайно неприятный, но при объективной оценке ситуации вполне ожидаемый сюрприз. О сложившемся положении он писал: «...в результате вместо русского Портсмута' мне нужно сделать американский монтаж на тему о стержневом положении США в 1905 r. c ero прецедентами <...> но я ведь не историк Америки и земного шара, и для такой работы, выяснившейся в своем характере в 1950- м году, нужны совсем иные сроки вообще. Но виноват ли я, что такова была постановка дела с сырым материалом для моего производства, т. е. что я долго простоял в позе нищего с протянутой за милостыней рукой, как уругвайский частник, — для выполнения государственного советского задания по плану, который сейчас объявлен непререкаемым законом (а условия для ero выполнения не обеспечены непререкаемым законом!!!)». Все это доводило Б. А. Романова «до крайней точки отчаяния». «Бесит меня, — продолжал он, — не предстоящее за невыполнение плана увольнение из Института, а то, что я не могу никак ухватиться за „конец веревки"- точно пальцы обмерзли. Виною тому, помимо существа дела, т. е. противоестественной постановки работы, надвинувшийся срок, делающий положение бессмысленным практически, — и это создает скрещение мотивов, раздувающих один другой» (Е. Н. Кушевой. 30 ноября 1950 г.).

Некоторое время Б. А. Романов пребывал в растерянности. Но вскоре он пришел к вынужденному решению построить новые главы книги исключительно на зарубежной литературе и сборниках документов. Работа проходила на фоне обостряющихся болезней и потому многократно прерывалась. «Представляете себе, — писал он Е. Н. Кушевой 26 мая 1951 r., — какой это атлетический труд для моей состарившейся головы? Судебник — это игрушечный грузовичок в сравнении с этими космическими громадами». Но уже 1 ноября 1951 r. Б. А. Романов сообщал, что в этот же день он сдает «увесистый пакет с первым экземпляром машинописи <...> книги» объемом 42 печатных листа (938 машинописных страниц). «Это не окончательно все, — продолжал он. — Но надо дать пищу рецензентам. Остается еще подбросить около 80 страниц в четыре места книги, что надеюсь сделать, пока рецензенты будут читать. Из этих мест два — переделки готовых старых текстов, и два — новые небольшие параграфы. Даже если бы из этой моей затеи и ничего не вьппло, книга может идти. Но надеюсь, что хоть что-нибудь да выйдет. К

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 354. Читать онлайн