ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 326. Читать онлайн

Чуть позже — с 23 по 25 апреля 1953 г. — Б. А. Романов принимается за новое письмо Е. Н. Кушевой, сохранившееся s трех вариантах, из коих отправленным оказалось последнее (от 25 апреля). Здесь переплелись раздумья о судьбе исторической науки, ЛОИИ, личной судьбе: «Все исторически отжившее отмирает внезапно, и первое время „не верится", что ero не стало. А на поверку выходит, что готовилось оно давным-давно! Так и с ЛОИИ. Но не бывало еще случая, чтобы барыня рассчитывала прислугу, не устроив ей предварительно громкого скандала, не оплевав ее». «Как с „принцем и нищим": бездельничал принц, а высекли нищего». «SI прислушивался, не раздастся ли при всем том шепот „самокритики", — и не уловил ничего похожего <...> Но дело сделано. В Ленинграде с научным производством в области истории дело прикончено. Оно централизовано в Москве. Это вопрос общегосударственный, в частности бюджетный, не нашему брату судить о целесообразности „упразднения" (уж очень знакомый термин выбран для обозначения того, что сделано с ЛОИИ: ero очень любил покойный Михаил Евграфович (Салтыков-Щедрин. — В. П.))». «Шоферы, которые все знают, говорят, что оно (ЛОИИ. — В. П.) будет открыто вновь! Моя способность предвидеть так далеко не идет. Мне кажется, что тут мы имеем довольно глубокие корни — растение, которое вышло наружу сейчас на историческом огороде, а завязалось несколько mr назад в виде Академии общественных наук. К тому она и предназначалась, чтобы сменить старую (советскую однако же!) „школу". Как Вы знаете, это — не первый опыт применения большого плуга. Это дорогостоящее удовольствие. Но мы же и живем в эпоху „экскаваторов". К тому же — и момент (в конъюнктурном смысле) уж очень подходящий. Дело тут, однако, не просто в историческом фронте. Под вопросом, возможно, вообще организация науки в Союзе <...> В области базиса масштабы и темпы диктуются новой высшей техникой. В сфере явлений надстроечных те же масштабы и аналогичные темпы должны поддерживаться силой живого человеческого организма — и нет тут никаких протезных мастерских в помощь людям. Отсюда неизбежные корчи. И не обойдется тут без естественного отбора — сильнейших (даже физически). В узкой исторической сфере — кончилась „эпоха Грекова" и началась новая <...> Трудно приходится на таких рубежах старикам, да еще с подорванным здоровьем <...> Я не знаю текста решения Президиума (АН СССР. — В. П.), и потому не знаю, что вменяется Институту истории и что Ленинградскому отделению. Судя по тому, что от меня скрыли текст решения,

згз

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 326. Читать онлайн