ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 335. Читать онлайн

истории. Н. Е. Носов в данной связи вспоминал слова Б. А. Романова, который говорил: «Так же, как хирург перед тем, как проводить операции над живыми людьми, длительное время практикуется на трупах, так же и мы, историки, должны сперва научиться работать (при помощи не только ножа, но и лупы и пинцета) над древними (умершими) формациями перед тем, как перейти к работе над новой историей, отнюдь не более легкой (как иногда предполагает наша молодежь), а значительно более сложной и трудной для ее изучения и осмысления».'

И действительно, пройдя через просеминарские занятия по «Правде Русской» на I курсе у Б. А. Романова, далеко не большинство студентов избирало своей специальностью историю древней Руси; многие стали историками, занимающимися историей России XIX и даже ХХ вв., некоторые перешли на другие кафедры — новой и новейшей истории, даже археологии. Но уроки, полученные у Б. А. Романова, общение с ним — все это не было забыто и наложило отпечаток на всю их дальнейшую профессиональную деятельность. По окончании занятий на 1 курсе (в 1947 г.) одна из групп преподнесла Б. А. Романову миниапорную книжечку, содержащую переписанную от руки Краткую редакцию «Русской Правды» и лупу, при помощи которой только и можно было прочитать текст. И книжечка, и лупа помещались в шкатулке. Дарственная надпись особенно порадовала Б. А. Романова: «От студентов 4 группы исторического факультета ЛГУ в знак восхищения и благодарности за увлекательные, глубокие, неповторимые занятия по „Русской Правде" ». Б. А. Романов по этому поводу писал: «Йадпись, которой (впервые в жизни) горжусь. Значит, недаром я вкладывал всего себя в эти занятия, если вместо отвращения мне удалось создать такое воздействие на эти молодые головы».4

Б. А. Романов и сам придавал особое значение своим занятиям с первокурсниками. Так, сообщая 15 октября 1945 r. А. Л. Сидорову, что после тяжелой болезни «пока <...> выскочил из петли, хоть и в сильно посиневшем виде», продолжал: «Очень уж не хотелось расставаться с университетской молодежью, которая для меня, что мешок с кислородом. Особенно первокурсники. Подталкивать и наблюдать рост их именно на первом году их въезжания в науку — очень уж интересно и живительно». Через полгода, 21 апреля 1946 r., в письме к товарищу своих студенческих лет И. В. Егорову Б. А. Романов возвращается к этой теме: «По-прежнему радуют меня мои студенты-первокурсники. Славный народ, и растут на глазах (в желательном для меня направлении, то 332

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 335. Читать онлайн