ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 366. Читать онлайн

пространстве и во времени — и создание „занимательного изложения" в „хронологической последовательности" (и реальной связанности). Это возможно было только на рассмотрении „бесконечно малых". Словом, как и прежде, у меня это был эксперимент „приема" работы». Впрочем, для него «пристальное рассмотрение мелочей <...> мелких конкретностей с одновременным охватом широкого фона» необходимо было для того, чтобы «разглядеть как раз то, что скрывается за фоном, а вовсе не то, во что всматриваешься». «Теперь по опыту могу сказать, — писал Б. А. Романов Н. Л. Рубинштейну 31 декабря 1954 r., — что писать на международные темы — это вроде исполнения нескольких ролей в одном спектакле. А у меня в данном случае было шесть ролей: шесть стран и шесть национальностей, за которые отдувался один я».

Важную задачу «интернационализации» всего построения книги Б. А. Романов рассматривал, в частности, и в аспекте ее «американизации». Его заботило, удалось ли ему «уравновесить политические фигуры Витте и Рузвельта в действии». «Я дал им волю жить, — писал Б. А. Романов, — по „свободному расписанию", только искоса присматривая за ними, и мне бы хотелось проверить применимость этого метода на таком широком пространстве. Наоборот, в крайне тесные рамки я поставил (даже замуровал) Вильгельма с Николаем в Бьорке (тоже за политическим занятием) — и эта задача в свое время очень увлекала меня (в профессиональном плане) <...> Не так уж трогает меня, что скажет „печать" (т. е. все те же «Вопросы истории», ведущие жизнь укутанного от сквозняков схимника): к тому времени и в живых-то не чаю быть» (М. Я. Гефтеру. 4 января 1956 r.).

Американский аспект книги, несмотря на частичную конъюнктурность этого сюжета, был сопряжен Б. А. Романовым с общим контекстом исследования: «Максимум усилий потрачен на рассмотрение американского участия. Но это потянуло за собой всех прочих империалистов. Так что в иных случаях являются рецидивы „переклички шести столиц"» (Е. Н. Кушевой. 19 ноября 1951 г.). Автора радовало, что книга существенно выросла в объеме по сравнению с первым ее изданием «за счет ряда новых сюжетов» и в результате «выходит действительно дипломатическая история войны", и очень детально демонстрирует дипломатическую работу именно месяцев военных действий в подрыв представления, что работу дипломатов сменяет работа генералов, а затем работу генералов, за ее истощением, сменяет работа

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 366. Читать онлайн