ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 63. Читать онлайн

определить хотя бы на обозримую перспективу проблематику будущей работы и обозначить свою линию политического, социального и профессионального поведения в новых условиях, порожденных Октябрьской революцией.

Что касается тематики исследований, то у Б. А. Романова на первых порах возникли с этим серьезные трудности. Вероятно, уже с поступлением на работу в архив он решил, что в ближайшее время не вернется к той узкой специальности, которую получил в университете, — истории средневековой России. Во всяком случае, в бумагах Б. А. Романова нет даже и следов хотя бы каких-нибудь ero попыток начать исследования в этой области. Но проходили год за годом, а новой проблематики для своей научной работы он так и не определил. Пока же Б. А. Романов печатно отдал дань прежним, наметившимся еще в студенческие времена интересам и личным привязанностям. В 1920 r. в 6-й книге «Русского исторического журнала», посвященной памяти А. С. Лаппо-Данилевского, он опубликовал текст двух своих речей: первой, произнесенной в 1915 r. на заседании Исторического кружка при Петербургском университете, на котором происходило чествование А. С. Лаппо-Данилевского по случаю 25-летия ero научно-литературной деятельности, и второй, читанной 15 апреля 1919 r. на юбилейном (10-летие существования) заседании этого кружка, «роковым образом» обратившемся «в поминание»."

Отметив в этой второй речи, что, по ero мнению, только на заседаниях Исторического кружка А. С. Лаппо-Данилевский «попадал в обстановку такого сочетания свободы и необходимости, которое искупало затрату времени и, иной раз, скуку и делало из председательствования здесь для него как бы отдых», Б. А. Романов отчасти противопоставил эти заседания семинариям А. С. Лаппо-Данилевского, где его отношение «к участникам осложнялось и подгибалось под тяжестью точно продуманного и неумолимо проводимого режима, который был продиктован учительским долгом». Отдав дань памяти «любимому и чтимому руководителю кружка», Б. А. Романов высказал убеждение в том, что «долг перед ушедшим — уберечь Кружок от распада и поддерживать ero научную жизнь», а «усвоение ему имени А. С. Лаппо-Данилевского было бы лучшим знаком <...> благодарности и любви к покойному». Это предложение тут же и было единогласно принято участниками кружка. Впрочем, Б. А. Романов проницательно отметил, что, насколько «поиски преемника А. С-чу» будут мучительными, настолько «трудно будет положение преемника», и «в этом смысле

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 63. Читать онлайн