ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 423. Читать онлайн

тушевывая вместе с тем трудностей и горечи древнерусской жизни, не модернизируя ее и не принимая тона барственной к ней снисходительности. Киевская Русь настолько приближена в книге Б. А. Романова к современному читателю, что вызывает в нем сострадание к человеку того времени, до отказа „глотнувшего полынной горечи" жизни, к подневольному холопу или „свободному" смерду. Читатель воспринимает прошлое Руси как свое прошлое, и в этом поразительный художественный эффект книги, а вместе с тем — ее подлинный патриотизм».

Вместе с тем Д. С. Лихачев подробно охарактеризовал книгу, показал, в чем состоят ее необычайность, новаторство, своеобразная манера автора «излагать свои мысли», указал на особый ero «подход к историческому материалу», отметил, что в Б. А. Романове сочетались черты ученого и художника.' Вьппе я уже останавливался на том, как Д. С. Лихачев в статье, в основу которой было положено это выступление,' оценивал книгу «Люди и нравы древней Руси».

В докладе В. Н. Бернадского «Б. А. Романов как исследователь социальных отношений в древней Руси» отмечалось, что ученый «отнюдь не отвергал феодальную природу общественного строя Киевской Руси, как пытались утверждать некоторые из его критиков», но, «и в этом ero основная заслуга», «выявил близость в бытовом положении феодально-зависимых людей и рабов», «что явилось отражением пережитков рабовладельческой психологии и чрезвычайно характерно для рассматриваемого периода», а также «детально исследовал проблему перехода от свободного к несвободному состоянию в феодальном обществе». «Подлинная сила Б. А. Романова как историка, — заключил свое выступление В. Н. Бернадский, — в неугасимом огне ищущей мысли, в неутомимой жажде истины».'

Выступление М. А. Тихановой «Б. А. Романов и археологи» было посвящено обзору ero научных контактов с археологами — от занятий в университетском семинарии у А. А. Спицына до участия в заседаниях ГАИМКа (в качестве рецензента подготовлявшихся в этом научном коллективе трудов, а также уже изданных книг), а затем и ИИМКа (писал главы для «Истории культуры Древней Руси» и активно участвовал в обсуждении отдельных глав этого труда). М. А. Тиханова высказала мнение, что «творческие дискуссии в среде археологов (в ИИМКе. — В. П.), в которых участвовал Б. А. Романов, послужили той научной атмосферой, в которой в известной мере создавались как книга „Люди и нравы древней Руси", так и комментарии к „Правде Русской" ».

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 423. Читать онлайн