ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 269. Читать онлайн

тателем. Это вовсе не шалость пера. Из этого эксперимента я уже извлек для себя великую пользу. Но я видел примеры эффективности ero и на ряде читателей, то есть и с этой стороны он оказался полезен. Но для иных может быть и вреден. Я с величайшим интересом 1) повидал бы читателей, поврежденных им, и 2) выслушал бы точный комментарий врачей к заболеванию этих читателей. Но это требует обстановки поближе к асептически операционной, а не к охотнорядской потасовке».

Однако вскоре у Б. А. Романова рассеялись хоть какието иллюзии: он со слов заведующего ЛОИИ С. И. Аввакумова узнал, что книгу осудил ответственный работник аппарата ЦК ВКП(б) Удальцов. В передаче С. И. Аввакумова, партийный функционер спросил ero: «Это у вас там какой-то Романов написал порнографическую книгу?». Конечно, ее автор не мог не сопоставить это высказывание о «Людях и нравах...» со словами Б. Д. Грекова, приезжавшего в Ленинград с целью воспрепятствовать изданию книги, который говорил В. В. Мавродину, что Б. А. Романов написал не научную, а художественную книгу, подобную «Декамерону» Боккаччо. Для Удальцова эта квалификация Б. Д. Грековым книги, вероятно, данная не только в разговоре с В. В. Мавродиным, преломилась таким образом, что он и назвал ее порнографической. В данной связи Б. А. Романов писал: «О том, что У-цов поминал мою книжку (expressis verbis)," мне уже известно <...> и здесь ее будут обсуждать. Она только лежит в моем сознании на одной чаше весов с „Дипломатическими очерками". И технически и идеологически школа одна и та же. Да и создавались они одновременно „на едином хлебе", „на единых дрожжах". Удар по одной будет ударом и по другой. И я не настолько избалован, чтобы думать, что я застрахован от ударов. Не скажу, что это будет для меня легкая операция в моем возрасте: мне, вон, даже грыжу запретили резать терапевты в мои годы!» (Е. Н. Кушевой.

17 ноября 1948 г.). Однако вскоре оказалось, что «И. И. (Смирнов. — В. П.) взмолился», и обсуждение «Людей и нравов...» в ЛОИИ было перенесено.

Между тем идеологическая истерия в стране, и как следствие этого — вокруг исторической науки, и в частности Института истории, продолжала нарастать. О тревожности сложившейся ситуации свидетельствовала редакционная статья под заголовком «Против объективизма в исторической науке», опубликованная в декабрьском номере «Вопросов истории» за 1948 r. Хотя в ней говорилось об Институте истории АН СССР как о самом «мощном и <...> и авторитет-

262

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 269. Читать онлайн