ПравообладателямПустая крепость. Детский аутизм и рождение Я, Беттельгейм Бруно
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Бруно Беттельгейм djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга известного немецко-американского психоаналитика Бруно Беттельхейма посвящена проблеме детского аутизма, многолетней психотерапевтической практике излечения этого тяжелого психического расстройства. Автор подробно излагает существующие теоретические и практические подходы к пониманию истоков болезни и ее лечению, излагает собственные взгляды на аутизм. Книга получила широкое признание среди специалистов и стала классической монографией по проблеме аутизма.

Книга адресована психологам, педагогам и родителям.

DJVU. Пустая крепость. Детский аутизм и рождение Я. Беттельгейм Б.
Страница 59. Читать онлайн

ЧУЖДЫЕ ЖОЗГ10

»Н9~~

Тем не менее, Я может установить полную идентификацию с местоимением «я», отчетливо отделив его от «ты» только после того, как коммуникация достигнет символического уровня языка. Только тогда мы сможем достаточно утвердить имеющийся опыт так, чтобы на смену обусловливанию пришло интеллектуальное научение.

Это означает, что язык исключительно полезен не только для передачи знания, но он также позволяет утвердить и придать обьективность тому, что в противном случае по-прежнему оставалось бы солипсическим восприятием мира. Но даже это нельзя считать веской причиной, заставляющей человека овладевать языком и эксплуатировать ero, пока он не превратится в инструмент, способствующий установлению позитивного эмоционального контакта с реальностью.

Это не значит, что гневное высказывание родителя заставит ребенка отказаться от речи. Гнев — это ясная, недвусмысленная эмоция. Вербальные проявления гнева помогают ребенку правильно оценить, где он «насолил» родителю, и соответственно спланировать свои дальнейшие действия — ретироваться, протестовать, извиняться. Если же язык ни на что не влияет, он утрачивает смысл, как и в том случае, если, несмотря на вербальный протест, неблагоприятные события все-таки происходят. И даже это не всегда бывает достаточно веской причиной для умирания языка. Иногда аутичный ребенок продолжает разговаривать с самим собой или с воображаемым собеседником, или даже с реально существующими людьми, используя при этом свой собственный язык, который они не в силах понять. Таким образом, он составляет представление о символических понятиях и приобретает способность обобщать частное, что без посторонней помощи позволяет развивать способность к рассуждению. Но как только он приходит к мысли о том, что разговор вообще, пусть даже с самим собой или с использованием собственного языка, грозит смертельной опасностью, он умолкает совсем.

Если это происходит прежде, чем он научается свободно манипулировать символическими формами, до трех-четырех лет, у ребенка будет затруднено развитие высших интеллектуальных функций. Поскольку он лишен возможности манипулировать реальностью физически и даже в мыслях, ему ничего не остается, кроме как задействовать для этого свое собственное тело. Посредством манипуляций со своим телом или происходящего внутри него он пытается подчинить себе реальность, с которой нередко вынужден бороться.

Говоря о случаях крайней выраженности аутизма, сопровождающегося немотой, было бы некорректно утверждать, что ребенок использует немоту, чтобы вернуться в то состояние, в котором он пребывал до начала интер- и интраперсонального развития. Дело в том, что ребенок может уйти в себя настолько, что ero контакты с миром будут слабее, чем у новорожденного младенца. Дети, страдающие самыми крайними формами аутизма, не реагируют даже на те стимулы, в ответ на которые все остальные люди, в том числе и новорожденные младенцы, неизменно сигнализируют о болезненных ощущениях. По-видимому, они совсем не чувствуют боли.

Обложка.
DJVU. Пустая крепость. Детский аутизм и рождение Я. Беттельгейм Б. Страница 59. Читать онлайн