ПравообладателямПустая крепость. Детский аутизм и рождение Я, Беттельгейм Бруно
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Бруно Беттельгейм djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Книга известного немецко-американского психоаналитика Бруно Беттельхейма посвящена проблеме детского аутизма, многолетней психотерапевтической практике излечения этого тяжелого психического расстройства. Автор подробно излагает существующие теоретические и практические подходы к пониманию истоков болезни и ее лечению, излагает собственные взгляды на аутизм. Книга получила широкое признание среди специалистов и стала классической монографией по проблеме аутизма.

Книга адресована психологам, педагогам и родителям.

DJVU. Пустая крепость. Детский аутизм и рождение Я. Беттельгейм Б.
Страница 57. Читать онлайн

ЧУЙДЫ1 ?I(U)HLI

»Я7~ »

Все это хорошо известно из результатов исследований ритуалов и других навязчивых действий и состояний у взрослых. Я упоминаю о них на страницах этой книги потому, что подобные ритуалы наблюдаются у людей, развитие личности которых происходило не совсем обычным путем. Изучение их, а надо сказать, что они подвергались самому подробному исследованию,- не приближает нас к пониманию значимости этого процесса эволюционирования — от целесообразного упорядочивания событий к прогнозированию, а от него — к целенаправленному действию — в первую очередь для развития личности.

На основании результатов тщательных наблюдений за очень маленькими детьми Пиаже [Piaget, 1954] сделал выводы, которые, как мне кажется, перекликаются с предложенными мною толкованиями. Он пишет (курсив мой):

Причинность заключается в организации пространства, детерминируемого общностью взаимосвязей, установленных дейстием, а, кроме того, репрезентацией как между объектами, так и между объектом и субъектом. Следовательно, причинность на всех уровнях предполагает Ьзаимодейся«дие между Я и объектами. Но [хотя) сначала радикальный эгоцентризм, свойственный ранним периодам жизни, заставляет субъекта приписывать все внешние события человеческой активности, формирование перманентного пространства впоследствии позволяет Я локализоваться среди объектов и постичь BcIo coBoKvIIHoctb последствий, которые человек наблюдает и к которым он оказывается причастен в качестве причины или следствия.

Предположим, что на этой первой стадии развития, когда субъект «приписывает все внешние события человеческой активности», все эти события представляются ему деструктивными, либо в силу их природы, либо из-за установок, которые он в них усматривает. Иными словами, из-за эмоций, которые он обнаруживает у тех людей, кто действительно влияет на события внешнего мира. Как же тогда этот человек должен рассматривать свои собственные действия? Не следует ли из этого, что если он увидит их именно такими, то он немедленно откажется от любых проявлений активности, так как его поступки (как ему кажется) приводят к таким ужасающим последствиям? Дело в том, что, хотя младенец не понимает категорий причины и следствия, а следовательно, не знает, что (или кто) к чему приводит, он очень чутко улавливает чувства, сопровождающие те или иные события.

Чем сильнее и отчетливее ощущение, что именно он является причиной этого дискомфорта, тем меньше действий он будет совершать. И даже если происходящее вовсе не так уж деструктивно, а может быть, совсем не деструктивно — что, если бы человеку препятствовали в действиях и взаимодействия с людьми или объектами? Тогда, согласно Пиаже, он тоже не сможет выявлять причинно-следственные связи. Но в мире, где не существует никакой причинности, невозможно ни прогнозирование, ни осуществление запланированного действия. Если мы не можем предугадать, к каким результатам приведет наш поступок, мы неизбежно утрачиваем контроль над своей судьбой. В этом случае имеет смысл действовать в одном из двух

Обложка.
DJVU. Пустая крепость. Детский аутизм и рождение Я. Беттельгейм Б. Страница 57. Читать онлайн