ПравообладателямРелигиозные психопрактики в истории культуры, Сафронов Андрей
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сафронов Андрей Григорьевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Монография посвящена исследованию психопрактик, прежде всего религиозных, как неотъемлемого культурного феномена, присущего человечеству на всех этапах его развития, выявлению их культурообразующих и других функций. В работе рассмотрены проявления психопрактик в различных культурных традициях, исследован их генезис, эволюция, взаимодействие с другими формами духовной жизни. Особое внимание уделено религиозным и околорелигиозным психопрактикам, представленным в современной культуре. Также в работе рассмотрены такие вопросы как место измененных состояний сознания в культуре и религии, роль религии в формировании и поддержании социотипа, культурное значение эзотерических психопрактик, философские и религиозные корни современной психотерапии.

PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г.
Страница 28. Читать онлайн

Анализируя различные религиозные источники, можно отметить, что практически все

религиозные системы включают описания ИСС. Между тем одним из наименее изученных

вопросов психологии религий является роль и сущность ИСС в религиозной жизни.

В европейской культуре признавался лишь ограниченный набор состояний сознания-

бодрствование, сон, состояние

42

интоксикации. Изучение ИСС затруднялось еще и тем, что болыпинство ученых не имели собственного опыта ИСС, а мистики и религиозные деятели своим опытом делиться не спешили. Однако дальнейшие исследования в рамках трансперсональной психологии позволили сделать вывод о том, что для понимания и правильной оценки ИСС исследователю необходимо лично испытать эти переживания.

Первые исследователи измененных состояний сознания, вызванных медитативными или йогическими практиками, предполагали, что все ИСС более или менее эквивалентны друг другу. Однако это абсолютно неверно. Например, ИСС, связанные с индийской медитативной практикой, включают целый спектр различных состояний: от пратьярхары, когда исчезает реакция на какие- либо внешние раздражители, до состояния экстатического принятия всех элементов бытия, практикуемого в Бхакти-йоге. Некоторые практики — отдельные дзенские сатори — ведут к состояниям единства, когда исчезает чувство разделения себя и мира. В других состояниях исчезают все объекты или явления, как а буддийской нирване или ведической иираихальпасииадхи, или все явления воспринимаются как выражения или модификации сознания, как в сахааж-са.иадхи.

До недавнего времени многие из этих состояний считались на Западе патологическими [! 65;

166; 226Б Однако, исследования, проведенные в рамках, например гуманистической психологии полностью опровергают эту концепцию. Так, Абрахам Маслоу, опросив сотни людей, которые пережили спонтанные мистические переживания (или, как он их называл, «пиковые переживанияа), показал, что мистические переживания не являются симптомами патологии и не имеют отношения к психиатрии. Зачастую они имеют место у людей без каких бы то ни было серьезных эмоциональных проблем и которых во всех остальных отношениях, можно считать анормальными». Более того, если эти переживания происходят в благоприятной обстановке и хорошо усваиваются, они могут дать весьма полезные результаты — улучшить жизнедеятельность, повысить творческие способности и исамоактуализацию» [! 25].

Таким образом, оценка индуцированных измененных состояний сознания претерпела в западной научной среде серьезные

43

изменения. Если вначале их просто считали патологическими, то сегодня сотни исследований доказывают их благоприятные возможности, как бы возвращаясь к исторической точке зрения, согласно которой они являются путем к мистическому единству, величайшим благом и высочайшим устремлением человека' [322, 323).

Проблема ИСС тесно соприкасается с проблематикой мистического опыта, поднимавшейся в философской и антропологической литературе. Культурообразующее и онтологическое значение такого опыта изучалось [245], так Хоружий приходит к следующему выводу: «Такой опыт онтологичен: является «опытом бытия», выражением первичной бытийной установки, глобальной антропологической ориентации; имея же энергийную, деятельностную природу, он наделен возможностью практического претворения, развертывания этой ориентации и установки во всех, вообще говоря, существующих формах: что и есть самоосуществление человека. Поэтому всякий развитый, проработанный род мистического опыта есть порождающее ядро определенной антропологической стратегии, или же сценария самоосуществления человека, кратко определенной антропологии. (Выскажем и обратный тезис: всякая состоятельная и состоявшаяся антропологическая стратегия или модель имеет своим порождающим ядром некоторый мистический опыт. Однако это ядро или генеративный пласт может быль глубоко скрытым, так что его выявление будет достаточно затруднительно, а сам опыт априори может принадлежать некоему неизвестному, неописанному роду.) В свою очередь, реализация определенного антропологического сценария, концепции или модели человека — широкий, многомерный

Обложка.
PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г. Страница 28. Читать онлайн