Глава девятая. Неделание и сталкинг.

Контролируемая глупость.


Что контролирует вашу глупость - ваше собственное предназначение или социальная обусловленность!


Техника не-делания в действительности идентична сталкингу, или выслеживанию, поскольку не-делание представляет собой искусство выслеживания себя, в противоположность выслеживанию кого-то другого. Обе техники определяются как продуманное действие. Целью которого является манипулирование. Обучаясь тому, как следует освобождаться от ограничений социальной обусловленности, ученик должен учиться выслеживать как самого себя, так и всех окружающих. В этом отношении сталкинг других может на первый взгляд показаться аморальным, однако, по правде говоря, каждый мужчина, женщина и даже ребенок очень быстро учатся манипулировать окружающим миром и продолжают делать это в течение всей жизни. Тот факт, что все мы вовлечены в манипулирование, естественно, еще не оправдывает его, но внимательный подход к сталкингу делает совершенно очевидными различия между выслеживанием и обычным манипулированием.

С манипулированием в той форме, в какой оно обычно проводится, нельзя мириться независимо от того, кто в нем участвует. Когда один человек манипулирует другим с целью, чтобы тот выполнил его требования или принял его точку зрения, он в буквальном смысле слова навязывает ему свою волю. Навязывание своей воли другому существу по любым причинам является черной магией и сводится к насилию - физическому, эмоциональному или умственному. Люди постоянно прибегают к насилию по отношению к окружающим и в своем невежестве даже гордятся такими действиями.

Два различных примера помогут нам ясно понять это.

Представим себе человека, у которого есть работник по имени Джон. Джон очень молод и относится к работе с огромным энтузиазмом. Наблюдая за этим, его работодатель постоянно заверяет Джона в том, что если тот будет работать так же хорошо, то в этой компании его ожидает блестящее будущее. Окрыленный Джон работает все старательнее и проводит на работе все больше времени. Очень скоро он делает в два раза больше, чем требует его должность, но в своем рвении даже не задумывается о затрачиваемых силах.

Вскоре Джон получает прибавку к жалованию и повышение. Восхищенный результатами своих усилий, он берется за дело с еще большим пылом, а после второй прибавки к зарплате испытывает экстатическое счастье. Однако теперь он проводит на работе даже выходные. В результате у Джона нет времени ни на встречи с друзьями, ни на отдых дома. На самом деле, у него совсем не осталось свободного времени и он способен думать только о работе.

Следует признать, что счастливы и сам Джон, и его начальник.

У его начальника никогда еще не было такого старательного работника, а Джон и мечтать не мог о таком честном и благодарном работодателе. Внешне все выглядит очень честно и справедливо, и Джон продолжает тратить всю энергию и время на свою работу.

Наконец, он получает должность заместителя директора с соответствующими ей зарплатой, привилегиями и служебным автомобилем. Иными словами, Джон занимает прочное положение.

Однако за всем этим видимым успехом скрывается ужасная истина.

Работодатель Джона эксплуатировал его энтузиазм по отношению к работе до тех пор, пока этот естественный интерес не превратился в стремление к успеху. В результате у него нет иной жизни, кроме работы, а жадность его начальника и самого Джона сделали из него не что иное, как машину для зарабатывания денег. Теперь он представляет собой не старательного и свободно мыслящего молодого человека, а обычного работника, пристрастившегося к своей работе так, как другие люди привыкают к спиртному или наркотикам. Джона соблазнили обещаниями славы, а затем подвергли умственному насилию. В своем невежестве он позволил этому случиться и даже испытывает к своему начальнику признательность за это.

Рассмотрим теперь случай девушки по имени Дженет, которая живет с матерью с того времени, как ее отец погиб в результате несчастного случая. Дженет всегда была примерной ученицей и дочерью, старательно училась в школе и помогала своей матери в любой работе в их небольшом доме. Закончив школу, Дженет хотела стать дизайнером одежды, однако эта идея не встретила одобрения у матери. Мать Дженет была очень тверда в своем решении и совершенно недвусмысленно объяснила дочери, что она сама так тяжело трудилась после смерти мужа только для того, чтобы Дженет могла пойти в университет и научиться чему-то стоящему.

Мать хотела, чтобы Дженет изучала медицину, и, хотя Дженет не испытывала никакого интереса к профессии врача, ей не хотелось разочаровывать маму. Будучи чуткой девушкой, она всегда осознавала, как напряженно работала ее мать, особенно после смерти отца. Теперь ее мать использовала собственную жертву в качестве рычага, позволяющего сыграть на присущем Дженет чувстве вины. В результате Дженет поддалась на уговоры и поступила в университет, а затем стала врачом.

Без малейших колебаний мать Дженет всегда подчеркивала, что Дженет добилась успеха в жизни именно благодаря ей; в попытках выразить свою благодарность за все, что сделала для нее мама, Дженет купила ей прекрасный дом и поселилась вместе с ней. Дженет не находит радости в своей работе, но характер заставляет ее напряженно трудиться. С другой стороны, у ее матери теперь есть возможность отдохнуть после тяжелой жизни и наслаждаться успехом дочери. Социальная обусловленность заставляет Дженет верить в то, что так и должно быть, однако печальная истина заключается в том, что она подверглась эмоциональному насилию со стороны матери и продолжает мириться с этим изо дня в день.

Из обоих примеров отчетливо видно, как люди позволяют, чтобы ими манипулировали; социальная обусловленность приводит к тому, что всегда находятся те, кто просто счастлив подчиняться таким манипуляциям. Однако настоящий воин никогда не прибегает к манипулированию такого рода. Подобные акты психологического насилия вызывают отвращение у человека, верящего в свободу. Сталкинг отличается от обычного манипулирования тем, что ведет к свободе, а не к порабощению.

Следует признать, что, когда воин выслеживает другое существо, это по-прежнему представляет собой манипулирование, однако его целью является освобождение не только самого воина, но и того существа, которое он выслеживает. Примеры Леона и Лидии в седьмой главе, по сути, представляют собой образцы как сталкинга, так и неделания. Не позволяя себе реагировать привычным образом и выбирая вместо этого иной, продуманный образ действий, Леон и Лидия упражнялись в неделании. Кроме того, благодаря своим продуманным действиям они преподали своим противникам урок того, как следует вести себя по отношению к другим существам. В результате пользу из случившегося извлекли и Леон, и Лидия, и их противники - именно так и должно быть, именно в этом заключается основа взаимозависимости всего живого. Однако, как будет показано ниже в этой главе, воин никогда не использует сталкинг, чтобы добиться несправедливого преимущества, и никогда не пытается преподать людям урок, если только, они сами не потребовали этого своими действиями.

Неделание.

Принцип не-делания очень легко понять, но его воплощение на практике требует мастерства, которого можно добиться только при условии жесткой дисциплины. По существу, не-делание означает полную и постоянную бдительность и внимательное наблюдение за собственными эмоциональными реакциями. Такая непрерывная бдительность вселяет в ученика чувство отстраненности, которое обеспечивает его необходимым "пространством", позволяющим быть совершенно объективным. Широко известным фактом является то, что, если мы выступаем в роли объективных наблюдателей, мы видим ситуацию более ясно, чем в том случае, когда являемся ее участниками. Практика не-делания позволяет воину всегда оставаться объективным свидетелем - даже в тех ситуациях, в которые он глубоко вовлечен.

Воину необходимо быть не только совершенно бдительным и объективным, но и использовать в качестве движущей силы своих действий те эмоции, которые он испытывает в данный момент.

Это очень важно, поскольку при этом его действия, во-первых, станут рефлекторными и быстрыми, а во-вторых, обретут ту спонтанность, которая обеспечивает их жизненность и действенность.

Неделанием просто невозможно заниматься, когда человек находится в полусонном состоянии.

Не-делание представляет собой процесс исполнения выбранной в данный момент роли, но, поскольку нам никогда не известно заранее, что принесет следующее мгновение, такое исполнение требует умения импровизировать, В начале все испытывают с этим большие трудности, но по мере того, как человек развивает понимание самого себя, он может начинать предугадывать свои эмоциональные реакции. Обретение понимания самого себя является одной из причин важности техники перепросмотра. Очевидно, что чем лучше мы знаем самих себя, тем больше способны предвидеть; по этой причине заниматься неделанием становится все легче и легче - помимо того, что это просто доставляет огромное удовольствие!

В процессе не-делания мы намеренно играем роль, диаметрально противоположную своему укоренившемуся и привычному поведению.

Если, к примеру, ученику не хватает уверенности, он будет упражняться в неделании, намеренно играя роль человека, полностью уверенного в себе. Ученик прекрасно осознает тот факт, что это лишь игра, но, если он исполняет свою роль безукоризненно, окружающие будут убеждены в том, что он действительно уверен в себе. Отмечая такую реакцию зрителей на свое не-делание, ученик приободряется и начинает верить в свое умение играть выбранную роль.

Вначале это мало что меняет, но, если ученик достаточно часто ведет себя как уверенный человек, он медленно, но верно продолжает накапливать уверенность в своей способности разыгрывать уверенность в себе. Как только этот процесс начинается, ученик продолжает обретать все большую уверенность в выбранной роли, пока, наконец, не начинает жить этой ролью. Проживая свою роль, ученик со временем полностью подчиняется той роли, которую исполняет, и однажды, даже не заметив мгновения, когда произошло преображение, ученик осознает, что он стал уверенным в себе в полном смысле этого слова. Хотя в прошлом ему недоставало уверенности в себе, сейчас он становится олицетворением уверенности.

Игры, в которые мы играем с самими собой или с другими людьми, чрезвычайно полезны, поскольку, хотя в целом люди не осознают этого, эти игры представляют собой игры силы, подпитываемые намерением. Любая наша игра начинается просто как игра, но если мы играем в нее достаточно долго и хорошо, она превращается в реальность. Не-делание представляет собой игру воина - игру, в которую он играет с самим собой, что-то вроде психологического пасьянса. Именно это называется выслеживанием себя.

Играя в не-делание, воин способен вернуть себе потерянные нити и избавиться от нитей, чуждых его кокону.

Однако это далеко не последнее преимущество в следствие не-делания. Упражняясь в неделании, воин понимает, что он медленно, но уверенно освобождает свою точку сборки и перемещает ее миллиметр за миллиметром. Аналогия поможет нам прояснить этот момент.

Если сравнить точку сборки с заржавевшей гайкой на болте наших устаревших привычек, то не-делание. похоже на глубоко проникающее масло, причина, побуждающая к занятиям неделанием-, подобна гаечному ключу, с помощью которого мы пытаемся открутить гайку, -а то, что мы называем побуждающей причиной, является не чем иным, как намерением! Со временем не-делание, пропитывает и смягчает ржавчину социальной обусловленности, а наши постоянные попытки освободить гайку усиливают намерение до тех пор, пока оно не окажется достаточно мощным, чтобы сдвинуть гайку с места.

Сталкинг.

Многое из того, что следует рассказать о сталкинге, уже было описано, когда мы говорили об искусстве выслеживания себя, но с выслеживанием других связано еще несколько моментов, которые следует обсудить. Во-первых, необходимо понимать, что единственное оправдание выслеживания других заключается в том, чтобы добиться их сотрудничества. Ни один настоящий воин, идущий Путем Свободы, никогда не использует сталкинг, чтобы заставить другое существо исполнять его желания. Никогда. Воин применяет сталкинг для того, чтобы накопить требуемое преимущество, однако использование такого преимущества в эгоистических целях является насилием. К примеру, перед тем, как хирург приступает к операции, ему необходимо провести обезболивание, однако тот хирург, который использует свое преимущество над пациентом под анестезией, недостоин звания хирурга. Это справедливо и для сталкинига. Воин, владеющий искусством сталкинга, не использует его для достижения нечестного преимущества над людьми.

Воин применяет сталкинг по двум причинам: во-первых, для того чтобы предотвратить попытки других людей манипулировать им, то есть для самозащиты, и, во-вторых, чтобы помочь человеку, который иначе не мог бы понять, что ему необходима помощь.

Однако никогда не следует забывать, что воины не принимают единоличных решений о том, нужна ли кому-то помощь, поскольку это, как уже объяснялось, стало бы вмешательство в судьбу другого человека. Примеры Леона и Лидии достаточно хорошо доказывают это положение. Леон не принимал решения о том, что его соседу необходима помощь; ему пришлось действовать лишь потому, что его сосед выбросил мусор в сад Леона. То же справедливо и в отношении Лидии, поскольку ее действия были спровоцированы сестрой. В обоих примерах наглядно демонстрируется взаимодействие жизни.

Чтобы выслеживать другого человека, сталкеру, как и в процессе не-делания, необходимо быть полностью бдительным и совершенно объективным. Если человек погружается в текущую ситуацию, он просто не может выслеживать кого-то другого. У сталкера всегда есть превосходство, поскольку, во-первых, он отстранен от ситуации, а во-вторых, обладая полным контролем над своими эмоциями, он способен изменить ситуацию в любом направлении, какое только выберет. В этом и заключается преимущество сталкера, так как он всегда манипулирует своим противником и переводит его в такую форму состояния ума, в которой его эмоциональные реакции можно изменять.

Когда реакции противника изменены, сталкеру остается лишь направить его в желаемом направлении.

Искусство сталкинга представляет собой не что иное, как исполнение роли. Однако, если сталкер хочет добиться успеха, он, разумеется, не может допустить, чтобы его противник понял, что его выслеживают. По этой причине сталкер часто принимает на себя очень заметную роль, которая с легкостью распознается, но одновременно скрывает его подлинные побуждения. Такая явная роль позволяет сталкеру выработать план действий, а если его противник ему не знаком, такая роль помогает ему выиграть - время и изучить того. Чтобы понять все это, как обычно, рассмотрим пример.

Друзья пригласили Пола на обед. Появившись у них, он заметил, что компания довольно напряжена по вине незваного гостя по имени Марк. Марк стремится господствовать в беседе, неустанно пытаясь навязать всем присутствующим свои духовные представления. После того как их с Марком представили друг другу. Пол тихо присаживается за стол и наблюдает за происходящим, а уже через минуту видит в Марке того человека, каким тот является на самом деле. С этого мгновения Пол уделяет Марку безраздельное внимание, а Марк, обрадованный тем, что Пол настолько заинтересован разговором, с готовностью начинает обращать Пола в свою веру.

Судя по всему. Пол совершенно очарован и слушает Марка с полной сосредоточенностью. Время от времени он прерывает его и задает подробные вопросы в отношении очередного заявления Марка. Не осознавая, что его выслеживают, Марк с радостью разъясняет свои слова. Таким образом, Пол искусно всучивает Марку "веревку для самоубийства", а когда чувствует, что Марк крепко обмотан ею, начинает сильно тянуть ее концы. Вся беседа могла бы происходить таким образом: Марк рассказывает о важности понимания того, что душа человека может быть спасена, и это позволило Полу спросить, может ли Марк объяснить свои слова. Марк покорно пускается в пространное описание того, что происходит после смерти, и преимуществ попадания в рай, а не в ад. Тогда Пол спрашивает, любой ли человек может попасть в рай, и Марк отвечает, что, строго говоря, и в соответствии с Библией, в рай могут попасть только те немногое, которые были избраны Богом. Пол спрашивает, есть ли, по мнению Марка, в этой комнате человек, который, возможно, является одним из этих избранных. В этот момент Марк начинает колебаться, но затем говорит, что хотя он и не в праве судить об этом, однако жить так, как должно доброму христианину, является обязанностью каждого человека.

Тогда Пол спрашивает, правда ли, что только христианин может быть избран и спасен, и Марк без колебаний отвечает, что это так. В этот момент Пол слегка отклоняется от темы и просит Марка рассказать о том, чему в действительности учил Христос.

Марк оказывается в своей стихии и принимается рассказывать всем присутствующим о плотнике из Назарета, который учил людей тому, что им нужно любить друг друга так, как они любят самих себя. Пол добавляет к этому, что Христос учил также и тому, что не следует судить других, чтобы не быть судимым самому. Марк от всего сердца подтверждает это - и сам продевает голову в петлю.

Пол смотрит Марку прямо в глаза и спрашивает его, почему же он пытается обратить в христианство всех, кто находится в комнате. Прежде чем Марк отвечает, Пол указывает ему на два важных обстоятельства. Во - первых, если на Небеса могут попасть только те немногие, кто был избран Богом, то обещать людям спасение, не зная наверняка, примет ли их Бог, является просто ложью. Во-вторых, если Марк согласен с тем, что никто не должен судить других, то у него нет права считать, что присутствующие не являются добрыми христианами и, возможно, одними из немногих избранных.

Марк нанес себе поражение собственными словами, и, хотя Пол не нападал на веру Марка, он все же сумел поставить его на место. Иными словами. Пол не причинил Марку никакого вреда и одновременно не позволил, чтобы Марк навредил ему самому или кому-то из присутствующих. Более того, теперь у Марка есть над чем подумать, и он может научиться более глубоко постигать собственную религию. Следует признать, что Марк был испуган и смущен контрвыпадом Пола, но благодаря таким действиям Пол помог ему понять тщетность попыток навязать кому-либо свои собственные представления. Это признак настоящего сталкера.

Хотя и сталкинг, и не-делание представляют собой сложные искусства, которыми можно овладеть только после продолжительной практики, но, если представленные в этой книге вступительные положения будут изучаться и применяться в жизни, их окажется вполне достаточно для того, чтобы читатель сумел создать крепкий фундамент обоих искусств. Однако существует одна очень важная проблема, которая требует дальнейшего объяснения, - отстраненность. Мы очень кратко упоминали о ней в начале этого раздела.

Отстраненность в подлинном смысле этого слова невозможна до тех пор, пока мы не начнем относиться к тем, с кем приходим в контакт, как к зеркалам самих себя. Жизненно важно помнить, что мы не можем воспринимать, что бы то ни было вне своей собственной системы отсчета. По этой причине, когда мы воспринимаем нечто в другом человеке, нам следует признавать тот факт, что мы способны воспринимать это лишь в том случае, если сами обладаем тем, что воспринимаем. Именно это подразумевается под отношением к окружающим как к зеркалам. При этом мы не только достигаем объективности, но и способны контролировать свои эмоции.

При использовании других людей в качестве зеркал мы не должны попадать в ловушку внимательности исключительно к буквальному содержанию действий окружающих. Следует искать скрытые мотивы, или основополагающие причины. Иногда к нам можно применить и внешнее значение действий окружающих, однако, в большинстве случаев с нами связаны именно причины их поступков. Таким образом, если мы встречаем догматичного человека, нам следует обратиться к своей собственной жизни и отыскать в ней те сферы, в которых мы не менее догматичны. Подобным образом, если мы сталкиваемся с человеком, который кажется нам особенно приятным, нам следует поискать ту же мягкость в своей жизни. В этом отношении следует осознавать, что зеркала могут быть как положительными, так и отрицательными. Позвольте прояснить это на двух примерах.

Мэри знакомится с женщиной, которую она воспринимает как совершенно высокомерную. Эта женщина проявляет свою самонадеянность, постоянно повторяя, что она лучшая в мире мать и что именно благодаря ее мудрости и опытному руководству все ее дети стали такими замечательными. Мэри приходит к выводу, что она вообще не похожа на женщину. В действительности, Мэри никогда не считала себя особенно хорошей матерью. Однако после более глубоких размышлений о том высокомерии, которое сама Мэрн отражала в этой женщине, она начинает осознавать, что тоже является высокомерной, просто у нее это проявляется совсем иначе.

Сама Мэри всегда чувствовала, что при встрече с самонадеянными людьми она должна хранить молчание - в первую очередь, потому что она считает себя выше подобного поведения. В этом и заключается высокомерие Мэри. Считая себя выше тех, кто ведет себя самонадеянно, Мэри самодовольно индульгирует в своем равнодушии к ним.

У Бена есть брат - блестящий ученый. Поскольку сам Бен никогда не выделялся в области научных достижений, он вырос в тени своего брата. Это никогда особенно не беспокоило самого Бена, поскольку в определенном смысле он всегда гордился своим братом и часто восхищался его академическими успехами.

Брат Бена набирал силу и со временем стал по-настоящему выдающимся физиком-исследователем.

В противоположность ему, Бен учился в колледже ремеслу и, зарекомендовав себя неплохим слесарем и токарем, устроился на работу в крупную инженерную компанию. Очень скоро он прекрасно проявил себя на этой работе. Распознав в Бене отличные способности, его начальник предложил ему продолжить образование. Бен отнесся к этому совету с большим вниманием и пять лет спустя стал старшим проектировщиком в исследовательском отделе компании.

И Бен, и его брат оказались в равной мере талантливыми в исследовательской работе - Бен в инженерии, а его брат в физике.

Общий талант проявился у обоих братьев по-разному, однако основополагающая причина была одной и той же.

Психология bookap

Используя людей в качестве зеркал, мы можем узнать о самих себе очень многое - и все благодаря объективности. Как нам давно известно, разглядеть добродетели и пороки в других людях намного проще, чем в самом себе. Более того, если мы знаем, что действия другого человека являются лишь отражениями нас самих, то, какими бы неприятными они ни оказались, нам уже не так легко возмущенно ткнуть в них пальцем. Возможно, вы скажете, что вы не какой-то там вор, - и, вероятно, будете правы. Но, быть может, вы необычный вор? Как вы крадете и у кого? Не крадете ли вы на работе время или, может быть, канцелярские принадлежности? Возможно, вы воруете что-то у других людей, но иными, более тонкими способами!

В конечном счете хороший сталкер является хорошим по той простой причине, что умеет использовать людей в качестве зеркал и делает это. Совсем не трудно предсказать действия иди реакции человека, если мы будем использовать в качестве ориентира самих себя. Когда мы видим в людях отражения себя, они превращаются для нас в открытые книги - нам остается только заглянуть в себя и найти там все ответы.