ПравообладателямРелигиозные психопрактики в истории культуры, Сафронов Андрей
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сафронов Андрей Григорьевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Монография посвящена исследованию психопрактик, прежде всего религиозных, как неотъемлемого культурного феномена, присущего человечеству на всех этапах его развития, выявлению их культурообразующих и других функций. В работе рассмотрены проявления психопрактик в различных культурных традициях, исследован их генезис, эволюция, взаимодействие с другими формами духовной жизни. Особое внимание уделено религиозным и околорелигиозным психопрактикам, представленным в современной культуре. Также в работе рассмотрены такие вопросы как место измененных состояний сознания в культуре и религии, роль религии в формировании и поддержании социотипа, культурное значение эзотерических психопрактик, философские и религиозные корни современной психотерапии.

PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г.
Страница 149. Читать онлайн

«Психологические типы» Юнга), постепенно создаются описания этнографии, религиозного опыта, культуры, политики и т. д., которые и являются основой жизнеописания представителей соответствующих систем. Критикуя концепцию происхождения религии, изложенную 3. Фрейдом в «Тотем и табу», М. Элиаде одновременно отмечает и причины популярности данной концепции, связанные не с научной достоверностью, а с модой: «Торжество этой гипотезы объясняется, в первую очередь, победой психоанализа над другими психологическими теориями, а также тем, что он стал (по многим другим причинам) модным культурным течением. После 1920 года истинность фрейдистской идеологии считалась не требующей доказательства» (286, с. 16].

В принципе, как отмечал М. Мамардашвили «...классическим философским учениям в той или иной степени свойственна просветительская, миссионерская установка. Их автор чувствовал себя монопольным обладателем истинных очевидностей, которые он должен донести до неразвитой ограниченной массы...» [123].

265

И этот принцип с очевидностью распространялся на основателей терапевтических школ и их последователей. Однако, в отличие от «классических философов», терапевт обосновывает истинность своего мировоззрения не прн помощи каких бы то ни было логических или умозрительных доводов, что немедленно сделало его лишь одним из философствующих субъектов. Терапевт подтверждает свое учение эффективностью своей терапевтической практики, а в идеале — своей жизнью, что ставит его в один ряд уже не с философами, а с религиозными деятелями. Причем, чем значительнее фигура психотерапевта, чем значимее созданный нм метод, тем большее внимание уделяется именно его жизни, в которой собственно практика становится лишь одним из эпизодов. Предельной реализации этот принцип достиг в жизнеописаниях 3. Фрейда, причем начало соответствующему процессу было положено им самим благодаря ero аналитической автобиографии. Именно здесь следует отметить основную черту подобного рода жизнеописаний — их мифологический и героический характер. Последний заключается в специфическом описании становления школы или метода как истории борьбы с окружающим ее косным мировоззрением, а также борьбы за «чистоту» метода, возникающей внутри школы.

Указанные особенности в высшей степени подобны соответствующим особенностям, присущим молодым религиозным системам, что еше раз говорит о генетическом родстве данных явлений. В этом смысле нет поводов, подобно А. Сосланду, осуждать патографию терапевтических школ. Она является совершенно естественным способом индуцироаания некоторого мировоззрения а широкие массы. В традиционных обществах с этой задачей справлялась религия, в современной культуре эта функция перешла психотерапии. Отметим, что функция индуцирования мировоззрения не является чисто интеллектуальной. Для того, чтобы человек принял новое для себя мировоззрение, недостаточно соответствующую систему ему просто изложить. Мироаоззрение опирается на личный жизненный опыт, специфическую «внутреннюю» мифологию, должно быть насыщено соответствующей эмоциональностью. Необходимо «вплести» новое мировоззрение во все составляющие психической жизни человека, а не только его интеллектуальную сферу. Религия, как было описано в предыдущих главах, осуществляла этот процесс посредством

266

ритуального сопровождения жизненного цикла человека. Психотерапия пошла по схожему пути — специфической интерпретации событий этого жизненного пути, а также совместном проживании терапевтом и клиентом, находящимися в особой терапевтической завязке, некоторого участка этого пути.

Близким к указанному является процесс мифологизации психотерапевтических категорий, изначально возникавших как научные, описанный в [272, с. 40]: «Одна из классических причин методологической путаницы в теориях состоит в тенденции к овеществлению, онтологизации теоретических конструктов, что является результатом попадания в ловушки языка, в частности, ловушки скрьпой метафорики понятий, субстанциирующего «гипноза» имен существительных. Так, психоаналитики относятся к инстанциям «Я», «саерх-Я», «Оно» скорее как к сущностям, нежели как к теоретическим конструктам. Использование существительного для обозначения «бессознательного» имплицирует образ некой вещи-вместилища, обладающей своей

Обложка.
PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г. Страница 149. Читать онлайн