ПравообладателямРелигиозные психопрактики в истории культуры, Сафронов Андрей
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сафронов Андрей Григорьевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Монография посвящена исследованию психопрактик, прежде всего религиозных, как неотъемлемого культурного феномена, присущего человечеству на всех этапах его развития, выявлению их культурообразующих и других функций. В работе рассмотрены проявления психопрактик в различных культурных традициях, исследован их генезис, эволюция, взаимодействие с другими формами духовной жизни. Особое внимание уделено религиозным и околорелигиозным психопрактикам, представленным в современной культуре. Также в работе рассмотрены такие вопросы как место измененных состояний сознания в культуре и религии, роль религии в формировании и поддержании социотипа, культурное значение эзотерических психопрактик, философские и религиозные корни современной психотерапии.

PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г.
Страница 106. Читать онлайн

для религии неразрешимая, поскольку колдун по определению не-религиозный с господствующей точки зрения человек. Он не внутри религии, а вие ее. Вера или другие рели~иозные чувства являются для него объектом воздействия, например воспитания. Именно эту социальную функцию — формирования харизматических лидеров — и берут на себя эзотерические системы. Прекрасное подтверждение данной мысли можно найти в статье С. Хоружего о роли русского старчества [249]: «Отличие Старца от Священника — прежде всего в непременном обладании личным (а не только делегированным Церковью) моральным и духовным авторитетом, личной харизмой: духовными дарами, претворенными в духовную высоту, в опыт личного приобщения Божественной реальности. Именно это делало Старцев croon нужными, столь искомыми в русской религиозной жизни: ибо именно этого остро недоставало русскому белому священству (разумеется, в среднем, как сословию, не говоря о многих достойных исключениях). Судьба этого сословия в императорской России была тяжела и несправедлива; политика власти, историческая и социальная динамика давили и опускали его — и в известной мере, оно, действительно, опустилось. Другим негативным фактором была гипертрофированная регламентация и формализация церковной жизни в синодщзьный период. В итоге, роль священника в большой степени утеряла духовную дистанцию от мирской стихии, утеряла элемент живой личной духовности и духовной силы. И напротив, роль старца была наделена всем этим в изобилии и полноте». В этой же работе С. Хоружий сопоставляет образ Старца с другой харизматической личностью, представленной в народном сознании — Знахарем. Он отмечает, что «у данной роли элемент пичной харизмы, личной духовной власти и сипы обязателен, как и в роли Старца», но, находясь под влиянием церковной идеологии пытается жестко противопоставить две эти роли. Однако, специфика восприятия народом харизматических личностей такова, что народу глубоко безразлично, что является источником соответствующей харизмы. Куда направить помыслы, людей — это личный выбор самого обладателя харизмы и его усилия. Людям же нужны прежде всего чудеса, и об этом противореча своему тезису о нетождественности фигур Знахаря и Старца пишет сам Хоружий: «Как идут и едут к Старцу в наши

187

дни? Келейники, да и сами старцы свидетельствуют: современные паломники почти не задают духовных вопросов. К Старцу относятся, грубо говоря, как к гадалке: где сейчас мой сын, он давно пропщз из дома; менять ли мне эту квартиру на другую, на какую именно и какого числа; поступать ли в торговый колледж или в педагогический институт? И т. д. и т. п.».

Разумеется, истории религии (прежде всего новейшей) известны случаи, когда харизматические личности, колдуны (в Веберовском смысле) появлялись спонтанно, испытав в сину тех или иных причин измененные состояния сознания. Однако в таком случае существует своеобразный риск неспособности окультурить свои переживания. «Как любой дурман, — пишет Вебер — ...экстаз, неизбежно ведет к физическому коллапсу, так и истерическая преисполненность пневмой кончается коллапсом психическим или — в религиозном понимании — состоянием оставленности Богом» [24, с. ) 74). Подобную ситуацию мы наблюдаем в современном мире на примере значительного и все увеличивающегося числа харизматических культов, носящих иногда весьма психотическую направленность. Таким образом, путь, связанный с появлением харизматических личностей из частично внерелигиозных традиций, обладающих необходимым набором методов, все же благоприятней.

С другой стороны, существование эзотерических систем создает дополнительные условия дли развития религиозно (харизматически) одаренных личностей. Особенность таких людей состоит в невосприимчивости их психики к реструктурализации посредством общепринятых религиозных ритуалов. Характерной чертой в описании многих святых, пророков, основателей новых религий является их «неудовлетворенность» существующей религией в молодом возрасте. Действующие религиозные практики не способны окультурить их психику соответствующим образом, что лелает их кандидатами в асоциальные личности. О принципиальной близости пассионария и субпассионария много писал Л. Гумилев. Именно таким людям эзотерические системы предоставляют более действенные, чем религиозные методики, самовоздействия, одновременно «избавляя» от них социум. Нельзя не отметить и креативную

Обложка.
PDF. Религиозные психопрактики в истории культуры. Сафронов А. Г. Страница 106. Читать онлайн