ПравообладателямФемининность в волшебных сказках, Франц Мария-Луиза
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Франц Мария-Луиза фон djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Мария-Луиза фон Франц раскрывает читателю, как проявляется фемининность в волшебных сказках разных народов, в частности, таких как «Спящая Красавица», «Шесть лебедей», «Василиса Прекрасная» и «Женщина, которая превратилась в паука».

Доктор фон Франц всесторонне обсуждает архетипы и символику, присутствующие как в волшебных сказках, так и в сновидениях и фантазиях людей. Также на основе этих обсуждений автор дает практические рекомендации и показывает, как они применялись, на примере случаев из ее собственной клинической практики.

DJVU. Фемининность в волшебных сказках. Франц М. ф.
Страница 6. Читать онлайн

женские персонажи в волшебных сказках могли быть созданы мужчиной, а значит, они служат не воплощением женского представления о фемининности, а скорее воплощением того, что Юнг назвал Анимой, — т. е. мужской фемининности. В результате проведенных недавно исследований, имевших своей целью выяснить, кем чаще всего являлся рассказчик, выяснилось, что популярными в народе рассказчиками иногда были мужчины, а иногда — женщины. Таким образом, создателем сказки мог быть человек любого пола. Если вся сказочная история вращается вокруг одного женского персонажа, то совершенно не обязательно, что сказка имеет прямое отношение к женской психологии. Много длинных историй о страданиях женщин написаны мужчинами и являются воплощением проблем их Анимы. В особенности это относится к теме отвергнутой женщины, которой приходится пройти долгий путь страданий, чтобы найти настоящего возлюбленного, как, например, это происходит в сказке «Амур и Психея», находящейся внутри романа Апулея «Золотой осел». Также в разных гностических учениях появляется образ Софии, фемининное воплощение Божественной Премудрости, о которой рассказывают множество самых поразительных историй: что она была младшей дочерью Бога, что она хотела узнать Отца, недоступного познанию, и из-за такого дерзкого желания навлекла на себя много бед и страданий' — была низвергнута с неба на землю и умоляла об искуплении. Этот мотив Софии, оставшейся в земной материи, не относится только к поздней античности; он появляется в идее падшей Шехина в

' Ахамот, или падшая Мудрость, духовный плод грехопадения «Премудрости Божьей», Софии. Вся жизнь Ахамот, в представлениях гностиков, сводится к страдательным состояниям — печали, страху, недоумению, неведению, поскольку она, в отличие от «Мудрости» — «неоформленная», «плененная» духовная субстанция. Именно с Ахамот, отпавшей от целостности (плеромы), — как явствует из учения, — в бытии космоса возникает трагическое, дисгармоничное начало. Как же случилось, что «Премудрость» пала? Рассказанная гностиками история ее грехопадения весьма поучительна. Софию погубил дерзкий поступок: «помышление» о высшей истине, стремление познать непознаваемое. В этом смысле перед нами своеобразная «гностическая» версия вкушения плодов с древа познания. В представлениях последователей Валентина история эта такова: «Премудрость Божья», на правах 12-го эона замыкавшая плерому, возжелала в страстном порыве устремиться к непостижимому безначальному «отцу эонов». Тем самым, видимо, была нарушена духовная иерархия. В замкнутой жизни целостности возникло нечто вроде «прорыва», «щели», «трещины». И стоит ли удивляться, что именно Ахамот, аллегория нарушенной иерархии и растрескавшейся целостности, производит на свет вначале демиурга, и затем, через него, семь небес, землю и человека7 — Прим. иерее.

Глава 1

Обложка.
DJVU. Фемининность в волшебных сказках. Франц М. ф. Страница 6. Читать онлайн