ПравообладателямФемининность в волшебных сказках, Франц Мария-Луиза
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Франц Мария-Луиза фон djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Мария-Луиза фон Франц раскрывает читателю, как проявляется фемининность в волшебных сказках разных народов, в частности, таких как «Спящая Красавица», «Шесть лебедей», «Василиса Прекрасная» и «Женщина, которая превратилась в паука».

Доктор фон Франц всесторонне обсуждает архетипы и символику, присутствующие как в волшебных сказках, так и в сновидениях и фантазиях людей. Также на основе этих обсуждений автор дает практические рекомендации и показывает, как они применялись, на примере случаев из ее собственной клинической практики.

DJVU. Фемининность в волшебных сказках. Франц М. ф.
Страница 197. Читать онлайн

мя, но где-то «в механизм попал песок». В такой ситуации одной матери приснился следующий сон: она видит большую картофелину и прилепившуюся к ней картофелину меньших размеров; иногда бывает нечто похожее: внутри большого апельсина присутствует маленький апельсин, — так иногда случается практически со всеми фруктами. Из картофелины, точнее из места соединения двух картофелин, вылезает шест с обвившейся вокруг него распятой змеей. У крылатой змеи на голове корона, от которой исходит сияние. Все вместе это было похоже на символ дерева жизни и производило большое впечатление, но в самом низу были две картофелины в земле. Мать мучилась над проблемой со своей дочерью, которая, казалось, пошла в жизни по ложному пути. Мать все время хотела оставить дочь при себе. Они говорили между собой и вместе плакали, но безрезультатно. Согласно сновидению, что-то было не так; картофелины были в земле и по-прежнему прилеплены друг к другу, и при этом росло дерево жизни. Процесс индивидуации развивался в неудачном месте — в том, с которым какимто образом было связано зло, и межличностные границы оставались неопределенными. У матери и дочери была такая архаичная идентичность, что для их отделения друг от друга нужно было приложить сверхчеловеческие усилия, и лишь тогда каждая из них смогла бы осознать свою собственную личность. Они обе должны были избавиться от своих проекций и таким образом стать индивидуальностью, что очень трудно для любой женщины. Известно о матерях, «пожирающих» своих сыновей, но связь матери с дочерью зачастую гораздо слабее. Это естественное явление и типично фемининная проблема. В таких случаях всегда оказывается, что мать проецирует символ Самости на свою дочь и, поскольку дочь является для нее Самостью, она не может избавиться от этой проекции. В психологии женщины Самость воплощается в образе более пожилой или более молодой женщины, точно так же как для мужчины это будет образ пожилого мужчины или молодого мужчины, сенекса и пуэра, Бога Отца и Бога Сына, отца и мальчика, старейшего и самого юного. Вероятно, образ вечно старой или вечно юной женщины имеет связь с вечностью Самости. Если Самость является в образе юного создания в бессознательном материале женщины, это означает заново и сознательно открытую Самость. Тогда Самость является моей дочерью. Но в той мере, в какой Самость всегда была со мной, Самость — это моя мать, существовавшая задолго до появления моего эго-сознания. Феминин-

198

Фемининность в волшебных сказках

Обложка.
DJVU. Фемининность в волшебных сказках. Франц М. ф. Страница 197. Читать онлайн