ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 396. Читать онлайн

П. Повии «Я» и вОно» в творнествеДостоевсного 395

всякий будущий случай. Потом, что случится: нах, ведь это старец святой предрек, напророчествовал", — хотя какое бы в этом пророчество, что он лбом стукнулся? Нет, это, дескать, эмблема была, аллегория и черт знает что! Расславят, запомнят: преступление, дескать, предугадал, преступника отметил. У юродивых и все так: на кабак крестится, а в храм камнями мечет. Так и твой старик: праведника палкой вон, а убийце в ноги поклон.

- Какое преступление? Какому убийце! Что ты? — Алеша стал как вкопанный, остановился и Ракитин.

- Какому? Будто не знаешь? Бьюсь об заклад, что ты сам уж об этом думал. Кстати, это любопытно: слушай, Алеша, ты всегда правду говоришь, хотя всегда между двух стульев садишься: думал ты об этом или не думал, отвечай?

- Думал, — тихо ответил Алеша. Даже Ракитин смутился» .

!

Выходит, что это не пророчество, а предположение целого ряда лиц. При этом наиболее полно предположение высказывается Ракитиным. Казалось бы, зачем? Какое-то ненужное усложнение. Все эти подслушивания, подглядывания и угадки както назойливо пестрят повсюду, не менее чем случайные встречи и беспричинные нагромождения событий. Если это все и вызывает интерес читателя, то все же способ этот весьма назойливый. Нам скажут, что нужно вовсе откинуть правдоподобие как мерило. Если у Достоевского в романах реальное смешано с фантастическим, дневное сознание с ночным, то Достоевский попадает в разряд авторов фантастических. А в фантастике все возможно. Разумеется, все возможно, но не все уместно. В сочетаниях образов фантазии есть своя грация, своя мелодия, свое изящество, свой ритм, а эти внезапные толчки у Достоевского, притом в многократных повторениях, вовсе не привлекательны для романов фантастических или полуфантастических. Мне кажется, что эта загадка, — эти толчки и этот, как будто неблагозвучный, темп событий у Достоевского, — разрешима, если видеть истоки творчества нашего романиста в совсем другой плоскости, в которой и фантастика вполне реальна, и, с другой стороны, действительность вполне субъективна.

С. 85-86.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 396. Читать онлайн