ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 162. Читать онлайн

Д. Ранкур-Лафернер. *Kpeuqepoea соната* 161

варианте сказано иначе: «Я никогда не желал ее так страстно и никогда так страстно не ненавидел ее». В последнем варианте повести это подобие приглушено за счет того, что противоположные эмоции не возникают одновременно, а чередуются: «Период любви — период злобы; энергический период любви- длинный период злобы; более слабое проявление любви — короткий период злобы». Тем не менее и здесь отмечается подобие «любви» и «злобы»: «Тогда мы не понимали, что эта любовь и злоба были то же самое животное чувство, только с разных концов».

Выходит, что вожделение («которое мы называли любовью») и ненависть суть одно и то же. Скорее всего, рядовому читателю это покажется несколько эксцентричным, однако для обезумевшего от ревности Позднышева и, вполне вероятно, для самого Толстого, который чувствовал, что совершает преступление всякий раз, когда вступает в половые отношения с женой, подобное ощущение — реальность. Толстой не относился бы столь враждебно к сексу, если бы не воспринимал мужскую сексуальность как выражение враждебности.

Между прочим, в данном случае взгляды Толстого обнаруживают некоторое сходство с феминизмом. В своей ненаучной и неистовой первой главе книги «Связь» Андреа Дворкин следующим образом толкует внутреннее содержание повести: «В этой повести Толстой требует радикального изменения в обществе, прекращения половых связей, безоговорочного отказа от гиноцида (истребления женщин), ибо, говорит он, если мы не хотим убивать женщин, мы должны прекратить иметь их». Дворкин, подобно Толстому, полагает, что гетеросексуальный контакт «убивает» женщину и представляет собой «гиноцид». Эта идея и является источником ее неистовства: «Быть может, жизнь трагична, и Бог, которого нет, подчинил женщин мужчинам, чтобы те могли иметь нас...» Однако, несмотря на то что Дворкин хотелось бы использовать идею непременной враждебности мужской сексуальности (словечком «иметь» не исчерпывается связь) в интересах своего воинствующего феминизма, у Толстого были все же другие причины для женоненавистничества. Сходство позиций Дворкин и Толстого — это лишь случайное совпадение психопатологий: оба они, и рус-

6 зк к № 679

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 162. Читать онлайн