ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 155. Читать онлайн

154 Раздел 1. Зарубеисная ггсихоаггагггнгииесная.иысян

о том, что он вступал в половые сношения с женой в тот период, когда она кормила грудью. Иными словами, только Позднышев выступает за табу на сексуальные отношения с женой в период после родов. И только Позднышев своими руками убивает жену. Обратимся к тому, как Толстой изображает это убийство.

Декорации, окружающие убийцу, намекают на материнство, на отношения между матерью и ребенком. Прежде чем добраться до своей жены, сгорающий от ревности Позднышев проходит через две детские комнаты (a ведь он мог бы пройти через гостиную, не рискуя потревожить детей). Он думает: «И вот! Пять человек детей, и она обнимает музыканта, оттого что у него красные губы! Нет, это не человек! Это сука, мерзкая сука! Рядом с комнатой детей, в любви к которым она притворялась всю свою жизнь». Она дурная мать, особенно для своего сына Васи: «Мой Вася! Он увидит, как музыкант целует его мать. Что сделается в ero бедной душе? Да ей что!» Вспомним, что Позднышева тоже зовут Васей. Совпадение их имен способствует сочувственному отождествлению с сыном, которое придает в его восприятии жене черты материнского образа.

Вместе с тем Позднышеву ни разу не приходит в голову простая мысль, что, убивая свою жену, он лишает своих пятерых детей матери. Владимир Гольштейн замечает в этой связи: «Позднышев желает уничтожить секс, а на деле уничтожает мать». Любые идентификации с детьми носят сиюминутный и нарцисстический характер. Когда грязное дело совершено и умирающая жена заявляет Позднышеву, что не отдаст ему детей, он не беспокоится о том, как дети себя чувствуют. Он мучительно пытается постичь весь ужас того, что он сделал с ней.

Сам акт убийства заранее просчитан. «Я бросился к ней, все еще скрывая кинжал, чтобы он не мешал мне ударить ее в бок под грудью. Я выбрал это место с самого начала». По иронии судьбы, именно эта часть ее тела, обтянутая джерси, волновала Позднышева во время ухаживания перед свадьбой.

В этот момент Трухачевский (третья сторона в этой истории) после неудачной попытки остановить Позднышева в страхе бросается наутек (чтобы уже не возвратиться). Теперь путь к настоящей жертве свободен. Позднышев ударяет жену локтем в лицо, затем пытается задушить ее и, в конце концов, на-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 155. Читать онлайн