ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 414. Читать онлайн

П. Попов. «Яп и «Опо» в спворчесспвеДосгпоевского 413

субъекта «А» по отношению к субъекту «Б» и обратно. Далее, разговор и внутренний тонус беседующих может быть расцениваем лишь с точки зрения первого собеседника «А». Тогда на место субъекта «Б» подставляется представление о «Б» с точки зрения «А». Вся речь и реплики понимаются так, как о них мыслит «А», хотя для «Б» это может звучать совсем иными словами. И наконец, в третьем случае речь идет о смысле слов, жестов и самочувствия субъекта «А», как он представляется воображению «Б». Выходит, что при одной беседе с глазу на глаз можно расценить положение вещей так, будто беседует шесть человек между собой; или, во всяком случае, четыре, если откинуть «А» и «Б», как реальные Dinge an sich. Положим, я передаю свой разговор с кем-нибудь. При этой передаче я и сам изображаю себя так, какя сам себя расцениваю, и мой собеседник также расценивается моим субъективным мерилом. Мой же собеседник, со своей стороны, может изобразить все дело так, что разговор будет звучать совершенно иначе. По отношению к роману «Подросток» нужно хорошо помнить, что все в нем рассказано в плоскости сознания подростка, причем та линия повествования изнутри тут настолько рельефна, что ни одно действующее лицо романа не представляет замкнутого характера. Все это лишь мимолетные, подчас сплошь предвзятые оценки подростка. И на этой предвзятости Достоевский словно особенно настаивает. В самом деле: вся интрига романа построена на взаимоотношениях с Ахмаковой. Екатерина Николаевна как будто бы и есть тот стержень, вокруг которого все вращается. И, тем не менее, ее фигура в романе совершенно отрывочна, загадочнадо неясности. Вокруг нее разгораются страсти, делаются предположения; она — сосредоточие мечтаний и замыслов подростка; но сама она как-то реально неощутима. Она появляется на горизонте романа всего семь раз; причем два раза она не говорит ни слова. Это какое-то внезапное видение подростка. В пяти других случаях, осложненных разными подслушиваниями, ее речь дана в каких-то обрывках. Внезапно мы становимся свидетелями ее речей посреди разговора, и так же внезапно все обрывается. В беседах нет ни начала, ни конца. Точно сквозь марево мечтаний подростка начинает мелькать какой-то неясный образ. Никакого характера Ахмаковой в ро-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 414. Читать онлайн