ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 254. Читать онлайн

Н. Оснаов. Страшное у Гогояя и Достоевского 2 5 3

можсно убедиться в том, что во сне нечто нередко изображается своей прямой противоположностью.

Прямая противоположность составляет самое существо живого существа, а следовательно, и человека. Клод Бернар определял жизнь своим знаменитым блестящим афоризмом: «Жизнь есть смерть». На самом деле, жизнь пропитана смертью. Если бы наряду с постоянным размножением клеток, из которых состоит наш организм, не было умирания, то человек достиг бы объема, равного объему солнца в 125-й степени, как высчитал один досужий немец. Это в материальной сфере нашей жизни, но и в сфере душевной мы постоянно переживаем смерть. Богослов о. Павел Флоренский пишет: «Существование во времени по существу своему есть умирание, — медленное, но неуклонное наступление Смерти... Жизнь и умирание — одно»...

В Гоголевские превращения красавицы в старуху — естественное явление, вызывают же они жуть, resp, страх потому, что темп этого превращения катастрофический, устранен момент времени, нарушены законы природы, магия...

Представление о превращениях — так сказать, эмпирически исходный пункт, — дано нам наблюдением: именно, когда мы воспринимаем, например, лицо человека уставшего — измененным; меняется лицо и у человека сильно похудевшего, resp. пополневшего. Причем мы воспринимаем именно перемену, изменение личности. Так это бывает при телесных или душевных заболеваниях. Изменение личности — один из самых надежных признаков психоза. Изменяется человек и при эмоциях, например эмоции гнева, но мы не утрачиваем представление об идентичности личности. Х изменился в гневе, гнев изменил лицо Х. Здесь воспринимается изменение + идентичность. В первых же приведенных мною примерах утрачивается восприятие идентичности.

А. Л. Бем сопоставляет «Страшную месть» с «Хозяйкой» Достоевского и рассматривает последнюю повесть как драматизацию бреда Ордынова. Тонким и тщательным анализом он разграничивает реальную и бредовую стороны повести. Согласно

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 254. Читать онлайн