ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 418. Читать онлайн

П. Повов. *Я» в *Оно* в творчестве Достоевского 4 1 7

силов ее зарежет! Если он унизил себя до Ламберта, то он ее зарежет! Тут двойник!» .

Дочь Версилова, Анна Андреевна, сообщает о том, что Версилов сделал предложение Екатерине Николаевне, и добавляет: «Девять из десяти шансов, что она его предложение не примет. Но на одну десятую шансов, стало быть, он все же рассчитывал, и признаюсь, это очень любопытно; по-моему, впрочем, тут могло быть исступление, втот же двойник", как вы сейчас так хорошо сказали» .

г

Вся эта ламбертовская стихия души, вся эта позорная страсть двойника Версилова, все эти вождления Аркадия Макаровича — все это необыкновенно рельефно изображено Достоевским в знаменитом сне. Об этом сне подросток проникновенно пишет: «Проклятый сон! Клянусь, что до этого мерзостного сна не было в моем уме даже хоть чего-нибудь похожего на эту позорную мысль. Даже невольной какой-нибудь в этом роде мечты не было (хотя я и хранил "документ", зашитый в кармане, и хватался иногда за карман с странной усмешкой). Откудова же это все явилось совсем готовое'? Это оттого, что во мне была душа паука! Это значит, что все уже давно зародилось и лежало в развратном сердце моем, в желании моем лежало, но сердце еще стыдилось наяву, и ум не смел еще представить что-нибудь подобное сознательно. А во сне душа сама все представила в совершенной точности и в самой полной картине и — в пророческой форме. И неужели это я им хотел доказать?»

Когда наступает заключительный аккорд событий романа, то обнаруживается, что подросток, выздоровевший к этому времени, уже заранее предчувствовал характер окончательной катастрофы. Мы читаем: «Знал ли я что-нибудь и что я знал ко дню выхода? Начиная это entre filet, я уведомил, что ничего не знал ко дню выхода, что узнал обо всем слишком поздно и даже тогда, когда уже все совершилось. Это правда, но так ли вполне? Нет, не так; я уже знал кое-что, несомненно, знал даже слишком много, но как? Пусть читатель вспомнит про сон! Если уж

С. 513.

С. 478.

С. 357.

14 Зак. №679

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 418. Читать онлайн