ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 263. Читать онлайн

262 Раздел II. Отечестееиная нснхаанаантичеснан ттсаь

ставлялась ему семейная жизнь, до боли жалко было своей золотой свободы.

И он шел не туда, куда, казалось бы, хотел, хлопотал о свадьбе и в то же время думал о том, как бы убежать назад, воспользоваться предлогом, чтобы расстроить свадьбу. Несмотря на свойственный ему фатализм, он никогда еще не ощущал в такой мере власть над ним внутренних влечений, как в эту осень. Разлад между личным и сверхличным никогда в жизни Пушкина не достигал такого напряжения.

Оборотив свой взгляд назад, с рубежа новой жизни, Пушкин видел в прошлом свободную жизнь («Цыганы», будто бы с английского) и образ когда-то любимой им женщины («Расставание»), в будущем — труд и горе...

На пороге новой жизни, раздираемый сомнениями, не зная, на что решиться, в смешном положении 30-летнего жениха (дважды «15-летнего пажа»), Пушкин с проклятиями должен оставаться в Болдине, так как в Москве свирепствует «чума». «Наша свадьба точно бежит от меня; и эта чума с ее карантинами — не отвратительная ли это насмешка, какую только могла придумать судьба? Мой ангел, ваша любовь единственная вещь на свете, которая мешает, препятствует мне повеситься на воротах моего печального замка...»

В произведениях Пушкина нашли свое воплощение «самые острые, самые жгучие звуки ужаса, боли, нежности, умиления, точно вопли кающегося преступника» (Гершензон).

В «Домике» Пушкин, как будто бы желая утешить свою боль, заговаривает ее, обнаруживает раздражение и нападает с желчностью и злобой.

Пушкин ищет выхода из положения и, как это типично для такого состояния, прежде всего в окружающем, а не в себе видит недостатки. Однако на этом поэт не останавливается; по контрасту вспоминаются ему и иные, лучшие времена, иные, лучшие, спокойные, уверенные люди, и, наконец, обращается он к самому себе и, увидев, каков он, находит примирение с необходимостью, с действительностью.

Мораль проста, но так же проста и ясна жизнь. Однако об этом после.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 263. Читать онлайн