ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 99. Читать онлайн

98 Разбег I. 3арубеисиая исихааиалигиическая,иысяь

Достоевского по отношению к двум прочно зафиксг<рованным пунктам. Каждый герой Достоевского движется в пространстве, которое, с одной стороны, ограничивается обособленным героизмом, где герой превращается в волка, а с другой стороны — линией, которую Достоевский столь резко очертил в качестве любви к ближнему. Эта двойственность позиций придает каждому из ero персонажей такую устойчивость и твердость, что они раз и навсегда откладываются в нашей памяти и в наших чувствах.

Еще несколько слов о Достоевском как об этике. В силу определенных обстоятельств, противоречий своего характера, которые ему необходимо было устранить, огромных противоречий со своим окружением, которые он наше в себе силы преодолеть, он неизбежно пришел к формулам, вобравшим в себя и выражавшим его глубочайшие стремления доказать на деле свою любовь к ближнему. Так он пришел к формуле, которую мы можем поставить гораздо выше категорического императива Канта, что «казгсдый несет ответственность за вину другого». Сегодня как никогда мы чувствуем, сколь глубока эта формула и насколько тесно она связана с жизненными реалиями. Мы можем опровергать эту формулу, но она снова и снова будет всплывать на поверхность и наказывать нас за ложь. Она оказывает гораздо большее воздействие, чем, например, понятие любви к ближнему, которое зачастую недогюнимается или превращается в тщеславие, или категорический императив, который также проявляется в обособленности личных стремлений. Если я ответствен за любую вину ближнего и за вину всех, то тогда я вечно в долгу, который подстегивает меня, который делает меня ответственным, который требует от меня уплаты.

Таким образом, Достоевский как художник и этик является для нас великим и недостижимым.

То, чего он достиг как психолог, неисчерпаемо еще и поныне. Мы смеем утверждать, что его зоркий взгляд психолога проник глубже, чем та психология, которая формируется на осно ве абстрактных рассуждений, поскольку он был ближе к природе. И тот, кто рассуждал о значении смеха, как это делал Достоевский, о возможности лучше узнать человека из его смеха, равно как и из всей ero жизненной позиции, кто настолько далеко ушел, что столкнулся с понятием случайной селгьи, где

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 99. Читать онлайн