ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 248. Читать онлайн

Я. Осипов. Страшное > Гоголя и Достоевского 2 4 7

чертей (эта гипотеза была раньше высказана, но Рейк подробно развивает ее в своих сочинениях): после того как один народ побеждает другой, инаковерующий, боги побежденного народа испытывают следующую судьбу: 1) они принимаются новой религией в свой состав, т. е, имеет место синкретизм; 2) побежденные боги несколько деградируют, становятся пособниками, помощниками новых богов — ангелами; 3) деградируют еще раз в злых духов, демонов. Таким образом, черт есть прежний бог. В одной русской пьесе XVII в., которая разыгрывалась в селе Преображенское, среди действующих лиц упоминается «черный бог». В фольклоре можно констатировать амбивалентное отношение к черту: народная пословица говорит: «Богу молись, да и черту не груби». Возврат прежнего бога и вызывает страх, resp. жуть.

Можно сказать, что в повестях Гоголя объектом жуткого является все то, что покрывается словом «чудо». Слово «чудо» со своими производными, пожалуй, встречается у Гоголя чаще всех других слов. Смысл этого слова амбивалентный. С одной стороны, мы называем этим словом нечто положительное, чудесное; с другой стороны, нечто отрицательное, отвратительное: «чудный колдун». «Чудное дело», «чудная история» вовсе не значит у Гоголя чудесное дело, чудесная история, но именно скверная, страшная история. Или, во всяком случае, чудная история не предвосхищает положительного или отрицательного смысла, может быть, ближе к смыслу было бы говорить «чудовая» история, т. е. содержащая в себе чудо, которое может быть и добрым, и злым.

В миросозерцании героев повестей Гоголя прежние языческие боги — черти — обладают большой силой, как мы уже упоминали. Действительно несут на себе явные следы божественного происхождения.

Гипотеза Фрейда — жуткое вызывается возвратом филогенетического прошлого — вполне приложима и к возврату анимистического мировоззрения. Я уже упоминал о красном свитке, подарках Басаврюка и вообще о недейственности законов природы как характерной черте анимизма.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 248. Читать онлайн