ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 386. Читать онлайн

П. Попов. «Я» и «Опо» и творнествеДостоевского 385

самом деле в нас «живут» неизвестные силы, неподвластные нам. Эти области психического Гроддек обозначает словом «Оно». Фрейд вслед за Гроддеком принимает эту терминологию. У него «Я» олицетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью в противоположность «оно», содержащему страсть. По отношению к «Оно» — «Я» подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади; разница лишь в том, что всадник пытается сделать это собственными силами, а «Я» — силами заимствованными. Сравнение можно продолжить дальше. Если всадник не хочет расстаться с лошадью, ему остается только вести ее туда, куда ей хочется; подобно этому и «Я» превращает обыкновенно волю «Оно» в действие, как будто бы это было ero собственной волей. По мнению Фрейда, мы привыкли привносить социальную и этическую оценку так, что «Я» оказывается во всем стоящим выше нашей бессознательной стихии. Это, однако, не верно. Прежде всего даже тонкая трудная интеллектуальная работа, требующая напряженного размышления, может быть совершена, не доходя до сознания. Мало того, гораздо более парадоксально то, что приходится считаться с бессознательным чувством, которое подлежит изживанию.

Можно заключить так: не только наиболее глубокое, но и более высокое в «Я» может быть бессознательным'.

По мнению Вячеслава Иванова, Достоевский является последовательным поборником инстиктивно-творческого начала жизни и утвердителем его верховенства над началом рациональным . Внутреннее «Я» как бы переместило свое седалище

з

в личности. В человеке невозрожденном так, как возрожден был Достоевский, его собственное «Я» кажется спящим в каком-то лимбе, в оболочках и тканях, облегающих плод, носимый матерью во чреве. Средоточение сознания кажется у Достоевского иным, чем у других людей.

Продолжим мысль Иванова. В самом деле — центр тяжести переносится. Жизнь человека движется внутренними стихиями напряженнейших страстей. Эти страсти нельзя побороть отвне.

«Я» и «ОНо», с. 20-24.

Борозды и межи, и. 34.

13 3«x. № б79

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 386. Читать онлайн